Выкса. Человек красит место

Кирпичная трансформаторная будка в старом дворике между улицами Вавилина и Чкалова; «сталинский ампир». На будке — черно-белое граффити: красивая женщина с младенцем на руках. Напротив, на крыльце ветхого деревянного барака, сидит старушка. Пожилая женщина смотрит на молодую.

— Нравится?

— Неужели! — интонация уверенно-утвердительная. — Красиво! Помню, как художник приезжал, рисовал...

Марии Павловне 87 лет, работала в Выксе телеграфисткой на почте. Большую часть жизни прожила здесь, в этом бараке.

— Все обещают снести. Теперь, говорят, в 2017 году. А вы откуда — из Москвы сюда приехали? И чего тут хорошего?

На этот вопрос мне еще предстоит найти ответ.

Улица Пушкина протянулась километра на три, сначала между домиками частного сектора, затем — разделяя два микрорайона: Юбилейный и Гоголя. Иду между микрорайонами. В Юбилейном - «Вина Кубани» и кафе «Альянс» (свадьбы, юбилеи, поминальные обеды), со стороны Гоголя чаще попадаются магазины разливного пива: вот «Пивной гурман», а через пару сотен метров «ВеегЛога». Накрапывает дождь.

Автобусная остановка заклеена объявлениями. Кредиты за 20 минут, ремонт кровли и фасадов, «требуются девушки для работы в теплице, з/п от 10000 р.», «Людмила Ярославская: методика обновления и согревания крови, элементы массажа», поверх Людмилы — недавно наклеенная бумажка. Надпись от руки: продается двухкомнатная квартира в районе лыжной базы. Из любопытства набираю номер.

В трубке детские крики, гремит посуда, женский голос чуть удивленно, как мне показалось, разъясняет: 43 квадратных метра, комнаты смежные, прошу миллион шестьсот, но надо смотреть на месте...

Дождь усиливается; я вхожу в «ВеегЛогу», беру литр пива. Я в Нижегородской области, в Выксе — городе, похожем на сотни других русских городов. Или не похожем?

«Выкса для меня — это стрит-арт и природа».

С одной стороны, типичный провинциальный индустриальный городок. А с другой — везде вкрапления произведений искусства. Сейчас все тебе покажу!» — фотограф Елена Чернышова ведет меня к пункту проката велосипедов. С этим здесь — как в Европе, только лучше: прокат бесплатный. Правда, прийти нужно к открытию, иначе хорошие машины разберут, останутся только с пробитыми колесами и провисшей цепью. Заполняешь анкету, даешь скопировать страничку паспорта — и катайся хоть весь день.

Погода сегодня отличная. Мы перемещаемся с места на место, останавливаемся, фотографируем. Из очередной трансформаторной будки смотрит огромный проницательный глаз, по торцу панельной девятиэтажки расхаживает розовый фламинго, в городском парке установлен большущий деревянный единорог и деревянная же инсталляция — трехметровые буквы, складывающиеся в название города. К поперечине в букве «А» прикреплены качели, на которых почти всегда кто-то да качается.

«Эти работы не просто красивые яркие пятна, — рассказывает фотограф. — Они вносят своеобразные смысловые импульсы, разбивают привычность и обыденность в пространстве города». Лене можно доверять, она по образованию промышленный архитектор. В Выксе Чернышова не первый раз: снимает материал для выставки «НАДЕЖДА/НОРЕ», специального проекта 6-й Московской биеннале современного искусства. Проект придумал директор Австрийского культурного форума в Москве Симон Мраз, он же один из кураторов. 24 фотографа и художника из 6 стран мира посетили 7 российских индустриальных городов, искали вдохновение в архитектуре, фабриках, людях - и в итоге создали произведения, которые стали посвящением этим городам и их жителям.

Лене Чернышовой досталась Выкса; кроме нее, фотографа, приезжали сюда российские и австрийские художники. Одну из них, Цецилию Браун, поразила взаимозависимость города и расположенного здесь металлургического завода: «В России вообще много стальных конструкций, но в Выксе возникает ощущение изобилия этого материала во всех формах: павильоны, лестницы, заборы - почти все здесь построено из стальных труб, странным образом сопряженных друг с другом».

Мы с Леной продолжаем свой велотур. Выкса невелика — если посильнее жать на педали, можно проехать из конца в конец минут за 15. От большинства российских моногородов этот отличается богатой историей: рождена Выкса не в эпоху индустриализации, а при Елизавете Петровне. Город разрастался и развивался вокруг металлургического предприятия, основанного выходцами из Тулы братьями Баташевыми в 1757 году. Основной продукцией группы заводов был чугун. «Он мягок и имеет вместе с тем необыкновенную упругость, какой [я] не замечал ни на одном заводе, как в России, так и Швеции, Англии и США», — писал два века назад путешественник и издатель Павел Свиньин. В Выксе были отлиты ажурные чугунные решетки для ограды Александровского и Кремлевского садов в Москве, квадрига на Триумфальной арке, стоявшей на Тверской заставе, выполнены отливки для фонтанов в центре Нижнего Новгорода. В наши дни Выксунский металлургический завод производит колеса для поездов, на которых ездят две трети составов в России. Другой важный профиль предприятия - производство труб для газопроводов.

«Как бы ни хаяли завод, без него здесь ничего не будет. Это самый крупный налогоплательщик Нижегородской области», — говорит журналист сайта «Виртуальная Выкса» Андрей Горелов, известный на весь город как Добрый Дядька Злой. На весь город — не преувеличение. Мы то и дело встречали Андрея — в разные дни и в разных местах. Худой 36-летний бородач в неизменной бейсболке с надписью wyksa.ru снимает на видео все важные события города, монтирует сюжеты и в круглосуточном режиме выкладывает их на сайт, а также находит время на борьбу против наркотиков, за окружающую среду и вообще — за правду. «Раньше Выксу называли маленькой Швейцарией, — продолжает Дядька. — Но это было до пожаров 2010 года, когда мы прославились на всю страну. Деревни полыхали, Гибловка полностью сгорела, огонь к городу подошел. А раньше здесь были такие шикарные места!».

На взгляд приезжего, в городе и сейчас живописно. И даже природа подчинена нуждам завода. «200 лет назад здесь был непроходимый лес — рассказывает Лена Чернышова. — Его извели при добыче железной руды в так называемых дудках — методом точечной проходки на глубине 10-15 метров. Проплешину изрытой земли впоследствии засадили соснами». Эти лесопосадки в самом сердце города прекрасно сочетаются с соседним центральным парком, разбитым Баташевыми. Красивые озера при ближайшем рассмотрении оказываются системой прудов. «До внедрения паровых машин Выксунские заводы использовали гидроэнергию. Это была уникальная гидросистема: вода небольшой речки приводила в движение все мощности четырех крупных заводов», — продолжает Лена с интонациями увлеченного экскурсовода. Три пруда, удачно вписавшиеся в черту города, — чуть ли не главный объект притяжения горожан. Летом — пляж, плавание, катание на лодках, зимой — моржевание, лыжи, кайтинг. Рыбалка — и летом, и зимой.

А Выксунский завод уже пятый год влияет на город по-новому — проводя в июне фестиваль современного городского искусства ART OVRAG. Весь стрит-арт, который я видел здесь, создан участниками фестиваля. В последние год-два к инсталляциям и граффити добавились мастер-классы — театральные, спортивные, танцевальные, кулинарные... Организаторы стремятся «повернуть фестиваль к людям».

Андрей Горелов из «Виртуальной Выксы», правда, настроен скептически: «Молодежь у нас аморфная, ленивая. Это не только по фестивалю заметно — в городе проводится куча мероприятий, а народ не идет. Куда мир катится, я вообще не понимаю». Мы с Леной согласно киваем: в Выксе мы встречали людей, которые не то что на ART OVRAG не ходят — вообще не замечают объектов городского искусства, даже на своем доме. Но иногда мы убеждались, что мир все же катится в правильном направлении.

«Архитектор подошел ко мне, посмотрел на мой рисунок и сказал: «Вот! Я прямо это вижу!» Я удивилась: не ожидала этого вообще», — 13-летняя Лиза Царева стоит посреди «арт- двора», футуристической, но уютной детской площадки у дома 27 по улице Гоголя. Лиза живет здесь, а «арт-двор» создан по ее эскизу. «В апреле во Дворце культуры было собрание жильцов: архитекторы расспрашивали, чего хотим во дворе, как лучше что обустроить, на что хватит денег, а на что нет, — вспоминает Лиза. — Потом нам раздали листы АЗ и маркеры. Все рисовали, каким мы видим наш двор. Я нарисовала круги — острова: каждый был какой-то определенной зоной». Месяц спустя жильцов собрали снова, объявили, что работа Лизы победила. «Когда площадка была готова, мы собрались сеять траву. Получилось необычно: раньше такого не было, чтобы весь двор вышел, все общались, веселились. Открытие было во время фестиваля... Я очень хотела посмотреть, какой был торт, но, когда его вынесли, у меня как раз брали интервью. Знаю только, что там было много мармелада и фигурка сверху», — Лиза улыбается, и мы с Леной улыбаемся вместе с ней. Кажется, я знаю ответ на вопрос, который задала мне старушка с улицы Чкалова.

Андрей ПАЛАРМАЧУК


Источник: журнал National Geographic