О развитии экспортного потенциала предприятий Нижегородской области

С товаром на выход

К 2020 году объем экспорта в Нижегородской области, по прогнозам регионального правительства, вырастет почти в 1,5 раза до $6,7 млрд. Для стимулирования поставок продукции нижегородских предприятий на внешние рынки власти намерены направить на развитие промышленности в ближайшие пять лет 1,3 млрд руб. Между тем, по мнению аналитиков, региональным поставщикам, в частности малому и среднему бизнесу, конкурировать становится сложнее, особенно на основном для них рынке СНГ, где все сильнее позиции азиатских стран.

Экспорт в цифрах

По итогам 2013 года, по данным регионального правительства, объем экспорта в Нижегородской области составил $4,9 млрд, или 13,2% от объема промпроизводства региона. Такой результат обеспечил региону четвертое место среди других субъектов Приволжского федерального округа после Татарстана, Башкортостана и Самарской области — 10,6% в структуре экспорта ПФО, отмечают в областном Центре развития экспортного потенциала. Если проследить динамику, то по сравнению с докризисным 2008 годом, когда объем вывоза составлял $3,13 ­млрд, в 2013 году показатели выросли. Однако они значительно снизились по сравнению с 2011 и 2012 годами — $6,08 млрд и $5,3 млрд соответственно. При этом объем импорта практически не меняется с 2011 года и в прошлом году оценивался в $3,4 млрд. По мнению генерального директора Торгово-промышленной палаты Нижегородской области Дмитрия Краснова, показатель в 13% продукции, произведенной на экспорт, — хорошая цифра с учетом того, что на протяжении 1990-х годов экспорт практически не поддерживался в надежде на то, что его выстроит рынок. «За это время мы многое упустили — например, производство компонентов для электронной промышленности, станкостроение. Я думаю, что сегодня мы можем говорить об увеличении экспорта при условии выстраивания кооперационных связей с зарубежными партнерами, как это когда-то сделал „Гидромаш“, заключив контракты с Airbus и Embraer на поставку комплектующих», — говорит господин Краснов. Руководитель ТПП считает, что увеличению объемов зарубежных поставок могли бы способствовать как преференции, оказываемые предприятиям на определенных этапах развития, так и отмена некоторых видов экспортных пошлин, а также создание особых экономических зон.

Чиновники же к 2020 году планируют увеличить объем промышленного производства вдвое с 1,34 трлн руб. (по итогам 2013 года) до 2,27 трлн руб., а объем экспорта — почти в 1,5 раза до $6,7 млрд. Для развития экспортного потенциала, в частности и промышленности региона в целом, правительство планирует с 2015-го по 2020 год вложить в эту отрасль 1,3 млрд руб., в том числе 1,07 млрд руб. из областного бюджета. Из этих средств на субсидии для развития экспорта, компенсацию части процентной ставки по кредитам промпредприятиям и научным организациям, осуществляющим техперевооружение, запланировано выделить 318,4 млн руб. На данный момент, по информации экспортного центра, ежегодный объем финансовой поддержки предприятий-экс­портеров (начиная с 2010 года) составляет в среднем 20–25 млн руб. и формируется на условиях софинансирования из средств областного (20%) и федерального бюджетов (80%). Как отмечает Дмитрий Краснов, увеличение объемов экспорта в два раза будет говорить о том, что нижегородские предприятия готовы конкурировать на международных рынках и работать в ВТО. «А то, что поставлена такая высокая планка, это хорошо, более низкую ставить нет смысла. Сегодня мы экспортируем не только машинное оборудование, но и интеллектуальный продукт. У нас есть IT-компании, которые выполняют заказ на подготовку кадров в университетах, а их сотрудники работают в три смены. Значит, мы экспортабельная область. Колебания показателей, конечно, будут, потому что влияния мирового рынка не избежать, но необходимо обеспечить условия для роста показателей: экономические, финансовые, кадровые», — говорит руководитель ТПП.

В ответе за показатели

В 2013 году нижегородские производители поставляли свою продукцию в 118 стран мира. Основными партнерами региона стали Нидерланды, товарооборот с которыми достиг $2,43 млрд, Германия — $780 млн, Белоруссия — $699 млн, Китай — $468 млн, Украина — $462 млн. Из 450 нижегород­ский крупных, малых и средних предприятий, занимающихся экспортом, основные показатели региону по объему вывоза продукции обеспечивают производители нефтепродуктов — 72,5%, машиностроения — 11,6% и нефтехимии — 5,7% — те же, что и основной объем производства. По информации Центра развития экспорта, крупнейшими предприятиями-экспортерами являются «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез», бумкомбинат «Волга», ОКБМ им. Африкантова, «Группа ГАЗ» и Выксунский металлургический завод. Последний, например, в прошлом году увеличил объем экспортных поставок труб на 10% (более 240 тыс. т) по сравнению с 2012 годом, а вот железнодорожных колес отправил вдвое меньше, чем годом ранее (54 тыс. штук). Ежегодный объем отгрузки продукции ВМЗ за рубеж, отмечают на предприятии, зависит от графиков реализации трубопроводных проектов и изменения потребностей покупателей колесной продукции. «Например, снижение экспорта колес в прошлом году обусловлено увеличением потребления колёс на внутреннем рынке и резким падением спроса в зарубежных странах», — поясняет управляющий директор ОАО ВМЗ Сергей Филиппов. Соответственно и география поставок завода, в которой насчитывается более 30 стран, также зависит от контрактов, которые привязаны к проектам в зарубежных странах. Что касается труб, то за последние пять лет ВМЗ поставлял трубы для газопроводных проектов NordStream, трех очередей газопровода «Средняя Азия — Китай» (проект поставки туркменского газа в Китай через территорию Узбекистана и Казахстана), нигерийского газопровода NOPL (Южная Африка). В 2014 году завод начал выпуск труб для морской части газопровода «Южный поток», за счет чего планирует увеличить объемы экспорта. Если говорить о железнодорожных колесах, за пять лет список зарубежных потребителей колес ВМЗ расширился за счет увеличения заказов из стран Восточной Европы. Кроме того, железнодорожные колеса ВМЗ пользуются спросом у индийских, словацких и американских железных дорог. Объем экспорта железнодорожных колес в текущем году, по оценкам производителя, останется на уровне 2013 года, однако компания планирует нарастить показатели в 2015 году.

Тем не менее нельзя сказать, что увеличение объемов экспорта даже такому гиганту, как ВМЗ, дается легко. Кроме зависимости от планов партнеров, поставка труб, например, в Европу осложняется законодательством и связана с наличием пошлин на некоторые виды продукции. Кроме того, на ряде рынков, говорят в компании, существуют сложности, связанные с недобросовестной конкуренцией. Что касается колесной продукции, то экспортеру мешают стереотипы: несмотря на то, что металлургическая продукция российских компаний хорошо себя зарекомендовала на зарубежных рынках, клиенты зачастую по привычке покупают «где поближе» — у предприятия сильные конкуренты в Германии, Франции, Италии, Японии и США.

Кроме наращивания экспорта, ВМЗ старается заместить импорт­ную продукцию. «В 2005 году завод запустил линию по производству труб большого диаметра (ТБД), которые раньше Россия в основном закупала за границей. В 2011-м заработал прокатный стан ­МКС-5000 мощностью 1,5 млн т проката в год для изготовления широкого стального листа, используемого в производстве ТБД. До этого момента отечественные производители труб ежегодно закупали за границей 1 млн т листа. Из собственного сертифицированного проката ВМЗ планирует выпускать в 2015 году трубы для второй подводной нитки газо­провода „Южный поток“. Сегодня новым проектом по импортозамещению, который реализуется в сотрудничестве с Российскими железными дорогами, стало строительство линии по производству колес для скоростного и высокоскоростного железнодорожного сообщения. Мощность линии в 10 тыс. колес в год позволит полностью обеспечить потребности РЖД», — говорит Сергей Филиппов.

Еще один из крупнейших экспортеров региона Горьковский завод «Группы ГАЗ» по итогам прошлого года увеличил объемы поставок автомобилей за рубеж до 16,4 тыс. штук — это около 17% от общего объема продаж техники марки ГАЗ и на 14% больше, чем в 2012 году. Как поясняют на предприятии, рост экспорта произошел, прежде всего, за счет увеличения продаж в странах СНГ, особенно в Казах­стане и Узбекистане, что связано с активным развитием сбытовой сети в этих странах. Сегодня ГАЗ поставляет в союзные страны весь модельный ряд легких коммерческих и среднетоннажных автомобилей, этот рынок — одно из приоритетных направлений компании.

В страны дальнего зарубежья ГАЗ в основном экспортирует полноприводную технику. В начале 2014 года завод получил Единое европейское одобрение типа транспортного средства, которое позволяет продавать в странах Европейского союза автомобили «ГАЗель NEXT» с двигателем пятого экологического класса, для чего специалисты «Группы ГАЗ» более года занимались доводкой и испытаниями автомобиля. В настоящее время компания ведет переговоры с потенциальными дистрибуторами в нескольких странах по созданию системы продаж и сервисного обслуживания. Кроме того, ГАЗ развивает проект по контрактной сборке машин в Турции совместно с местным дистрибутором Mersa Otomotiv.

Однако отдельные решения зарубежных стран негативно влияют на возможности российских автоэкспортеров. Например, 1 января 2014 года ЕС исключил Россию из глобальной системы преференций (GSP), которые применяются к странам с неразвитой экономикой, — статус изменился из-за роста доходов на душу населения, что привело к увеличению пошлины при экспорте легких коммерческих автомобилей (Light Commercial Vehicle, LCV) с 15% до 22%. При этом пошлина для иностранных компаний, экспортирующих LCV в Россию, составляет 15%. С другой стороны, рост курса евро и доллара по отношению к рублю, напротив, создает более благоприятные возможности для расширения экспорта российских автомобилей, ­отмечают в «Группе ГАЗ».

Среди малых предприятий-экспортеров по итогам 2013 года выделилось совместное предприятие нижегородской группы компаний «Автокомпонент» и норвежского холдинга Hexagon Composites по выпуску полимерно-композитных газовых баллонов в Нижнем Новгороде — Rugasco, признанное одним из лучших экс­портеров региона. В 2013 году в Казахстан и в Украину компания поставила около 500 баллонов бытового применения на 2 млн руб. и шесть газовых систем для автобусов Минского автомобильного завода на 5,5 млн руб. По мнению генерального директора ЗАО «Управляющая компания ГазСервисКомпозит» (создана для управления газобаллонным производством) Олега Зайцева, показатели довольно скромные, но, учитывая, что это совершенно новая продукция и еще никто в странах СНГ не использовал баллоны четвертого типа (композитные баллоны), это неплохое начало. Сегодня, по словам господина Зайцева, интерес к газовым системам Rugasco для автобусов проявляют Ирак, Ливия и Оман, с которыми ведутся переговоры, также предприятие налаживает связи с бизнесменами Казахстана, Азербайджана и Армении. Кроме того, Rugasco намерено расширять номенклатуру и производить полимерно-композитные газовые баллоны высокого давления для топливных систем грузовых и коммерческих транспортных средств. Также предприятие планирует поставлять в страны СНГ системы транспортировки природного газа и мобильные автогазозаправочные комплексы. Но пока экспортер испытывает некоторые сложности в поставках. «В основном они связаны с необходимостью получать дополнительную разрешительную документацию на продукцию и дополнительную сертификацию, так как далеко не во всех странах, даже тех, которые входят в Таможенный союз, принимается продукция с российскими документами», — отмечает Олег Зайцев. Тем не менее в текущем году Rugasco планирует увеличить объемы экспорта за счет выигранного тендера на поставку 150 систем для газовых автобусов МАЗа на сумму 130 млн руб. и поставить первые системы для грузового транспорта (сейчас готовится прототип) минского завода.

По мнению аналитика Альфа-банка Дмитрия Долгина, несмотря на растущие показатели по экспорту отдельных предприятий, российским поставщикам приходится все сложнее работать на зарубежных рынках, особенно в странах СНГ. «Две трети российского экспорта приходится на нефтегазовый сектор, который не сильно зависит от внутриэкономических трендов, 15% — на сырьевой экспорт металлов, который в большей степени зависит от конъюнктуры внешних рынков, 20% — на экспорт несырьевой, в основном это продукция машиностроения, для которого ключевым рынком являются страны СНГ, — комментирует аналитик. — Экспорт предприятий обработки сильно зависит от внутриэкономических трендов — например, замедления экономики, а также от геополитической ситуации. И судя по динамике, Россия в целом теряет свои позиции на этих рынках, проигрывая конкуренцию Китаю и другим странам Юго-Восточной Азии. Кроме того, есть внутренние проблемы, связанные с загруженностью мощностей». Как отмечают в Нижегородском центре развития экс­порта, на данный момент предприятия малого и среднего бизнеса находятся в более тяжелом положении из-за ужесточения конкуренции и снижения инвестиционной привлекательности региональных предприятий после вступления в ВТО и Таможенный союз, в отличие от крупных ресурсодобывающих компаний, получивших максимум преимуществ. Чтобы обеспечить выживание небольшим компаниям и усилить их позиции, необходимо разрабатывать федеральные и региональные программы по модернизации, увеличению доли инновационной продукции и импортозамещению на этих предприятиях, считают в экспортном центре. «Если мы хотим иметь экспортно-ориентированную промышленность, мы должны сделать для бизнеса правила игры понятными, стабильными и предсказуемыми, — добавляет Дмитрий Краснов. — У нас много проблем, которые нужно решать, связанных с обеспечением длинными день­гами, банки совсем недавно стали выдавать кредиты для бизнеса на пять-семь лет, и ростом тарифов, а между тем нормальный инвестиционный проект в среднем выходит на окупаемость за десять лет». Если мы хотим развивать свою промышленность и быть менее подверженными рецессиям и падениям, считает господин Краснов, то мы уже сегодня должны создавать задел на будущее.

Александра Викулова

Источник: газета "Ъ-Нижний Новгород" ("Промышленность". Приложение №92)