История одной отрасли

Производство стальных труб в России за десять лет прошло впечатляющий путь: из отрасли, чье развитие сдерживалось засильем импорта, превратилось в локомотив роста черной металлургии — вплоть до угрозы перепроизводства на внутреннем рынке. Пора подумать об экспортной экспансии.

Стальные трубы очень важны для экономики. Они находят себе применение в самых разных отраслях: машиностроении и химической промышленности, строительстве и прокладке коммуникаций водо- и теплоснабжения. В конце концов, стальные трубы используются для добычи и транспортировки нефти и газа — а это чрезвычайно актуальная для нашей страны функция.

Несмотря на столь высокую значимость, начало 2000-х Россия встречала как импортер трубной продукции. Скажем, «Газпром» еще десять лет назад был вынужден свою потребность в трубах для магистральных газопроводов закрывать за счет импорта. И такая ситуация длилась еще с советских времен. Так, в 1970 году для организации поставок газа в Европу СССР заключил с ФРГ знаменитый контракт «газ—трубы», предусматривавший импорт труб большого диаметра под строительство газопроводов. Парадоксально, но ставящий рекорды по выплавке стали Советский Союз трубной продукцией обеспечить себя так и не смог.

Однако в последнее десятилетие в отрасли произошли революционные изменения. Производство стальных труб в России так выросло, что и по объемам, и по товарной номенклатуре оказалось способно удовлетворить практически все существующие в стране потребности и сверх того еще отправлять крупные партии продукции на экспорт. Сделки типа «газ—трубы» в наши дни уже трудно представить: например, «Газпром» использует в своих инвестиционных проектах на 99,5% отечественную трубную продукцию.

В период с 2000 по 2012 год российские трубники инвестировали в развитие своих мощностей более 360 млрд рублей. За эти годы отрасли удалось совершить технический прорыв, мощности выросли, а количество людей, занятых в ней, удвоилось, достигнув 60 тыс. человек. Так, ТМК с 2004 по 2014 год направила на реализацию своей инвестиционной программы более 4 млрд долларов собственных и заемных средств. ОМК вложила в развитие своих мощностей 180 млрд рублей, из которых более 70 млрд — в создание мощностей широкого проката и труб большого диаметра. Группа ЧТПЗ за последние годы инвестировала в развитие трубных мощностей свыше 2 млрд долларов

1.jpgПроизводство стальных труб, особенно некогда дефицитных и импортируемых труб большого диаметра, стало локомотивом роста  отечественной черной металлургии: оно демонстрирует уверенный рост даже на фоне общего снижения объемов выплавки стали.  Так, по итогам 2015 года выплавка стали в России уменьшилась на 0,6% — до 56,6 млн тонн. А вот выпуск стальных труб вырос  на 8,1% —  до 6,7 млн тонн. 

Поставки отечественного проката на внутренний рынок за прошлый год, по данным НП «Русская  сталь», снизились на  5,9% (до  31,5 млн тонн), а поставки труб выросли на 15,9% (до 6 млн тонн). Даже в экспорте трубы  оказались успешнее проката, показав  рост на 31,3% (до 0,7 млн тонн) против соответственно 7,3% (25 млн тонн, из которых  половина — полуфабрикаты).

Более того, по мнению ряда экспертов, в существующих обстоятельствах перед трубной отраслью в России замаячила угроза  перепроизводства и резкого обострения конкурентной борьбы на рынке.

Свой большой диаметр

Наиболее зримо трубное импортозамещение показало себя в сегменте труб большого диаметра. Начало этому процессу было положено в 2005 году, когда ОМК запустила на Выксунском металлургическом заводе новую линию мощностью в 600 тыс. тонн в год стальных труб так называемого русского размера — диаметром в 1,42 тыс. мм и со стенками до 48 мм. Позже, в 2008 году, мощность выксунской линии увеличили до 950 тыс. тонн в год. Это было первое такое производство в стране.

За следующие несколько лет в России появились и иные мощности по выпуску труб большого диаметра. Так, компания «Северсталь» в 2004 году начала строительство в Колпино Ижорского трубопрокатного завода. В 2006-м новое предприятие мощностью в 600 тыс. тонн трубной продукции в год уже вступило в строй. Основанный еще в 1970 году Волжский трубный завод группы ТМК в 2008 году пополнился линией по производству труб большого диаметра мощностью в 650 тыс. тонн в год. Наконец, в июле 2010 года начал работу новый цех «Высота 239» по производству труб большого диаметра на Челябинском трубопрокатном заводе — его мощность составила 900 тыс. тонн в год. Этот цех обошелся компании в 880 млн долларов.

Таким образом, к 2011 году мощности отечественной трубной промышленности по выпуску труб большого диаметра выросли на 3,1 млн тонн в год — более чем в два раза. При этом потенциальный спрос на трубы большого диаметра внутри страны в 2016–2020 годах, по оценке Фонда развития трубной промышленности, составит лишь 2–2,5 млн тонн в год. То есть отрасль развивалась так лихо, что созданные мощности только по трубам большого диаметра оказались уже избыточными и предопределили необходимость развернуть поставки отечественной трубной продукции на экспорт.

Директор Фонда развития трубной промышленности Олег Калинский отмечает: «В настоящее время мощности российских заводов по производству труб большого диаметра составляют пять миллионов тонн. В последние пять лет средний объем отгрузок составлял около 2,7 миллиона тонн в год. Таким образом, при существующих мощностях и с учетом текущей экономической ситуации можно говорить о незагруженности мощностей по производству ТБД. Загрузка мощностей будет находиться на уровне не более 55 процентов. Государство должно как минимум не поддерживать создание дополнительных мощностей по производству труб большого диаметра на территории России с целью не допустить негативных социально-экономических последствий. Такая господдержка, если ее окажут, будет потрачена неэффективно, а созданные мощности могут остаться невостребованными. Создание дополнительных мощностей, развивающих конкуренцию, должно быть предпринимательским риском».

2.jpgЗависимость от импорта на трубном рынке не ограничивалась собственно трубами. На начальном этапе расширения трубных  мощностей отечественные производители были вынуждены и для существующих мощностей покупать широкий стальной лист за  рубежом. И эта проблема тоже была успешно решена металлургами. В России последовательно запустили три новых стана-5000  (способных прокатывать лист шириной до 5 м), полностью удовлетворивших потребность отрасли в широком листе.

Первый отечественный стан-5000 был введен в строй еще в 1985 году. Он разместился в Колпино и изначально предназначался  для выпуска проката под нужды судостроения. В 2000 году этот листопрокатный цех перешел под контроль группы «Северсталь»  и впоследствии был перепрофилирован под трубный прокат. Его мощность составляет 0,8 млн тонн.

Затем, в 2006-м, компания ММК начала строить собственный стан-5000 в Магнитогорске. Его проект обошелся в 1,5 млрд  долларов (39 млрд рублей в тех ценах). В июле 2009 года стан вступил в строй. Сейчас он способен выпускать до 1,5 млн тонн  толстого проката в год — это одно из крупнейших подобных производств в мире. И несмотря на большую мощность, стан вскоре  оказался полностью обеспечен заказами: так, в поставках проката на ЧТПЗ его доля достигала 90%.

Наконец, в 2007 году реализация проекта создания своего стана-5000 была начата компанией ОМК в Выксе. Производство мощностью в 1,5 млн тонн в год было запущено в ноябре 2011-го. Стоимость этого проекта составила 45 млрд рублей в тех ценах. В целом ОМК инвестировала в развитие производства более 160 млрд рублей, из которых свыше 70 млрд — в создание мощностей для производства широкого проката и труб большого диаметра.

В ОМК поясняют: «Со стороны «Газпрома» большую поддержку трубной отрасли оказали программы научно-технического сотрудничества: благодаря участию в них трубным компаниям удалось поднять качество своей продукции на новый уровень». Результат совместных усилий — локализация на территории России всего цикла производства труб большого диаметра. «Покрытие для труб строящегося магистрального газопровода «Силы Сибири» использовано отечественное, разработки «Роснано», — добавляют в ОМК.

Заслон демпингу

Отечественный трубный рынок профицитен: объемы внутреннего производства (11,5 млн тонн в 2015 году) существенно превышают внутренний спрос, а сверх того существует еще и импорт. Последний, по данным Фонда развития трубной промышленности, составлял в 2015 году 365 тыс. тонн. Это около 3% внутреннего потребления. В основном импортировали бесшовные трубы нефтяного сортамента китайского производства.

 В настоящее время действует антидемпинговая пошлина в отношении ряда труб из Китая: в размере 19,15% — на бесшовные холоднодеформированные нержавеющие трубы, от 12,21 до 31% — на стальные бесшовные трубы для бурения и обустройства нефтяных и газовых скважин. Сверх того на период пересмотра продлена антидемпинговая мера в размере от 18,9 до 37,8% в отношении некоторых видов украинских труб.

3.jpgНачальник управления по работе с государственными органами и торговой политике ОМК Андрей Шиханович отмечает: «Угроза  нанесения или возобновления ущерба от недобросовестного импорта — актуальная проблема. Украинские поставщики труб исторически демпингуют на рынке ЕАЭС. В настоящее время Евразийская экономическая комиссия рассматривает вопрос о  продлении действующих антидемпинговых пошлин в отношении импорта некоторых видов труб с Украины. В данном случае  речь идет как раз о нанесении и возобновлении ущерба в случае отмены действующих в настоящее время пошлин. Для нас  очевидно, что украинские производители не в состоянии присутствовать на рынке ЕАЭС без применения практик демпинга».

Антидемпинговые меры позволяют отечественным трубникам адекватно реагировать на вызовы ценового давления со стороны  недобросовестных конкурентов. Ранее такие меры простимулировали развитие в России трубных мощностей, в том числе по трубам большого диаметра. Сейчас, в трудное время, они поддерживают отрасль на плаву.

Свирепая ФАС

До 2013 года «Газпром» покупал трубы преимущественно через посредников. Крупнейшими игроками на этом рынке к 2013 году  были «Северный европейский трубный проект» (СЕТП) Аркадия и Бориса Ротенбергов (до 70% всех поставок), «Стройпромдеталь» и Торговый дом «Трубопровод».

В 2013 году практика закупок труб «Газпромом» через посредников попала в поле зрения ФАС. Антимонопольное ведомство признало «Газпром» виновным в злоупотреблении доминирующим положением на рынке труб большого диаметра. А СЕТП, по мнению ФАС, имел доступ к «исключительным сведениям о лотах». Он был вынужден уйти с рынка, однако полностью искоренить посредников не удалось. В настоящее время «Газпром» работает лишь с одним посредником — это «Трубные инновационные технологии» Ивана Шабалова (бывшего партнера Ротенбергов по СЕТП), на которые приходится чуть более 17% поставок труб в последних тендерах «Газпрома».

Однако, по мнению генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, здесь не все так однозначно: «У посредников есть полезные функции. Компании сейчас столкнулись с дефицитом средств: цены на нефть и газ снижаются, налоговая нагрузка со стороны государства растет. Компании вынуждены на это реагировать, ужесточая требования к своим поставщикам: требовать выплат в рассрочку и так далее. Посредники в данной ситуации приходят на помощь. Они принимают на себя часть риска: кредитуют компании — и берут себе за это определенную премию. Без них эти трубы в принципе не были бы произведены и проданы. Такие аргументы неоднократно озвучивались, но ФАС их не слышит. Чем эта история закончится — предсказать трудно: силы столкнулись серьезные». 

Производители также отмечают, что трейдеры в некоторых случаях необходимы для формирования лотов в закупках: ведь «Газпрому» под каждый проект нужны трубы разных подвидов и при формировании множества лотов по отдельным подвидам все выйдет еще дороже.

Импортоопережение

Какие перспективы ждут отечественных трубников в обозримом будущем? Низкие цены на углеводороды явно будут стимулировать нефтегазовые компании сокращать свои затраты, в том числе и инвестиционные. Министр энергетики России Александр Новак объявил, что инвестиции в новые нефтяные проекты в России могут сократиться в этом году на 20–30%. Очевидно, это будет означать снижение и спроса на трубы — как нефтегазового сортамента, так и трубы большого диаметра для прокладки трубопроводов.

В ТМК поясняют: «Легкой» нефти почти не осталось. Чтобы поддерживать уровень добычи, нефтяники и газовики вынуждены идти на Крайний Север, на морской шельф, разведывать и добывать запасы нетрадиционных углеводородов. Все это требует применения новых видов трубной продукции и покупки труб. Кроме того, санкции привели к значительному сокращению импорта труб в Россию. На этом фоне ТМК нарастила поставки труб нефтегазового сортамента. Кроме того, мы действуем в постоянном диалоге с российскими нефтегазовыми компаниями, знаем их потребности и уже сейчас работаем над теми продуктами, которые будут востребованы в ближайшем будущем. Эту стратегию мы называем «импортоопережением».

Высокий импортозамещающий потенциал имеет продукция завода «Этерно» — совместного проекта ЧТПЗ и «Роснано» по производству штампосварных деталей трубопроводов, в том числе высокотехнологичной продукции — например, толстостенных штампосварных деталей труб, рассчитанных на высокое давление: они необходимы при сооружении компрессорных станций для морских трубопроводов и терминалов СПГ.

По мнению Олега Калинского, в России один из существенных ресурсов повышения спроса на трубную продукцию — восстановление изношенных трубопроводов в сегментах ЖКХ с заменой морально и физически устаревших труб на новые. Протяженность тепловых сетей, нуждающихся в ремонте и реконструкции, сейчас составляет в России 48 тыс. км (28% от общей протяженности), из них 32 тыс. км имеют стопроцентный физический износ. Для водопроводных сетей этот показатель превышает 156 км, или 44% от их общей протяженности.

Здесь, правда, может помешать конкуренция с трубами из пластика и иных материалов. Однако, как уверяет директор по маркетингу и стратегии ОМК Илья Коломеец, в обозримом будущем альтернативы стальным трубам в нефтегазовой отрасли и энергетике нет: «Ни пластик, ни другие материалы пока не могу выдержать ни больших давлений, ни низких температур, которым подвергаются трубы в российских условиях. Да и цена стальных труб сегодня крайне конкурентоспособна. Зато есть перспективы более широкого использования круглых и профильных стальных труб, например в строительстве. Для сравнения: сегодня в России доля построек на стальном каркасе не превышает 15 процентов, тогда как в Норвегии она достигает 45 процентов, а в США и Великобритании и того больше — 65–70 процентов. ОМК уже сейчас может предложить для металлоконструкций как круглые трубы большого диаметра, так и «большие» профильные трубы — они использовались, например, при возведении стадиона «Открытие Арена» в Москве, для строительства которого ОМК поставила более 1,7 тысячи тонн труб диаметром до 1422 миллиметров».

Как создать новую отрасль? Рецепт российских трубников: 12 млрд долларов частных инвестиций, твердые заказы «Газпрома» и «Транснефти» и через десять лет задача импортозамещения решена. Отечественным металлургам помогает экспорт. Однако здесь не все гладко. Дешевая нефть не щадит потенциальных потребителей трубной продукции и за рубежом.

Кроме того, на фоне замедления роста китайской экономики (традиционно бывшей крупным потребителем стали) и серьезного избытка металлургических мощностей в мире ряд стран стали активно усиливать протекционизм. Так, Евросоюз продлил пошлины на сварные трубы из России в размере 10,1–20,5% до 2020 года. В марте 2015-го Иран увеличил импортные пошлины на зарубежную сталелитейную продукцию на 10–20%. Мексика, один из основных импортеров стали в Латинской Америке, ввела в конце сентября 2015 года заградительную пошлину в размере 15%.

Тем не менее производители стальных труб надеются, что экспорт начнет расти. В ТМК рассказывают: «Мы посчитали, что около 20 процентов мировых углеводородов добывается с использованием труб ТМК, произведенных во всех дивизионах компании… Нам интересен рынок Ирана, вышедшего из-под международных санкций. В свое время Волжский трубный завод, входящий в состав ТМК, поставлял в Иран значительную долю своей продукции. И мы рассчитываем восстановить эти поставки».

Словом, легкой жизни трубникам никто не обещает, но варианты для развития все же есть.

Сергей КУДИЯРОВ


Источник: сайт журнала «Эксперт»

Источник:Журнал «Эксперт»