«Сила Сибири». Главные вопросы и ответы о «самом крупном строительном проекте в мире»

Источник фото: РБК

В ночь на 21 мая 2014 года руководители «Газпрома» и чиновники энергетического блока правительства вряд ли удалось поспать. Президент Владимир Путин прилетел в Шанхай на переговоры с председателем КНР Си Цзиньпином накануне, в их присутствии было подписано несколько десятков документов, но среди них не было самого важного и долгожданного. Того, ради которого и затевалась встреча глав государств.

Путин и Си Цзиньпин не могли присутствовать на подписании контракта на поставку в Китай российского газа, потому что стороны не договорились об условиях. Утром 21 мая информационную бомбу взорвала газета Financial Times. «Мы не намерены подписывать… Мы уже теряем деньги на импорте газа и не можем себе позволить терять больше», – заявил Financial Times Мао Цзэфэн, пресс-секретарь «дочки» госкомпании CNPC, с которой вел переговоры «Газпром». Казалось, готовившаяся почти пять лет сделка на сотни миллиардов долларов сорвалась. Но в последний момент сторонам удалось договориться.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер и глава CNPC Чжоу Цзипин подписали контракт на поставку в Китай 1,032 трлн куб. м российского газа в течение 30 лет. Общая стоимость контракта превысила $400 млрд. Чтобы доставить к северо-востоку Китая газ из Якутии и Иркутской области, «Газпрому» нужно за пять лет построить газотранспортную систему «Сила Сибири». Ее стоимость превысит $55  млрд, длина российского участка составит около 4 тыс. км.

«Мы начинаем самый крупный строительный проект в мире. Ничего крупнее в мире происходить в этой области в ближайшее время не будет», – заявил Владимир Путин на состоявшейся 1 сентября 2014 года в Якутске церемонии сварки первого стыка «Силы Сибири». Путин и вице-премьер государственного совета КНР Чжан Гаоли оставили свои автографы на большой трубе, которая покоилась на бетонных основаниях и ни к чему не присоединялась. «Строительство газопровода «Сила Сибири» началось!» – объявил Алексей Миллер. Торжественная церемония окончилась концертом.

За кадром официальной хроники осталось много странного. Во-первых, сварщик-орденоносец Михаил Круглыхин варил этот первый стык за 400 км от реальной трассы газопровода. Вероятно, везти главу государства, высокопоставленного китайского чиновника и десятки журналистов вглубь Якутии, в окрестности Чаяндинского месторождения, устроители церемонии не рискнули. Во-вторых, до сих пор не выбраны генеральные подрядчики строительства, поэтому стройку начинал силами своих сотрудников сам заказчик – «Газпром трансгаз Томск».

В-третьих, на следующий день после церемонии одна из «дочек» компании «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга сообщила, что это она выиграла подряд на подготовку площадки к сварке первого стыка газопровода стоимостью 94 млн рублей. Людей в униформе «Стройгазмонтажа» на площадке видно не было. В «Стройгазмонтаже» не стали отвечать на вопросы РБК, сообщив, что компания «общается с прессой, только если ей это интересно». Осторожность понятна: заместитель начальника Чаяндинского управления компании «Газпром добыча Ноябрьск» Виктор Селин был уволен вскоре после того, как в интервью агентству «ТАСС» заявил о возможной задержке сроков запуска «Силы Сибири». Назвать причину его увольнения «Газпром» отказался.

Вокруг всего проекта на $400 млрд вообще много непонятного, неопределенного и засекреченного: базовые параметры – это, пожалуй, все, что пока о нем известно. Журнал «РБК» постарался найти ответы на главные вопросы, связанные с «Силой Сибири».

1. Что такое «Сила Сибири»?

Чаяндинское и Ковыктинское нефтегазоконденсатные месторождения с объемом разведанных запасов 2,7 трлн куб. м – крупнейшие восточные «запасники» «Газпрома». Сейчас больше всего газа добывается в Западной Сибири – на Новоуренгойском, Бованенковском и других месторождениях. Газопроводы от них в Европу были построены преимущественно во времена СССР. Восточные месторождения открыты в конце 80-х годов, однако их разработка и строительство трубопроводов к ним их очень долго откладывались.

Переговоры с Китаем о поставках российского газа тянутся больше десяти лет. Сначала стороны обсуждали газопровод «Алтай» – нитку, ведущую от обустроенных западных месторождений к северо-западной же границе Китая. Длина такого газопровода составила бы 2 тыс. км, а раз не было нужды тратиться на обустройство месторождений, цена газа могла бы быть невысокой. К тому же в этом случае Китай стал бы прямым конкурентом Европы. Но китайцы были против западного маршрута. Дефицит газа наблюдался именно в густонаселенных центральных и восточных районах Китая, а малонаселенные западные районы и так снабжались благодаря газопроводу из Туркменистана и собственной добыче. Так что в случае с «Алтаем» Китаю пришлось бы тратиться на транспортировку российского газа в центр и на восток.

В 2009 году Россия и Китай подписали первое рамочное соглашение о поставках газа, и «Газпром» начал готовиться к обустройству Чаяндинского месторождения и строительству газопровода Якутия – Хабаровск – Владивосток (название «Сила Сибири» было выбрано позже на конкурсе). Пока тянулись переговоры с китайцами, Чаянду и «Силу Сибири» не включали в инвестиционную программу «Газпрома», но подготовительные работы велись. В 2013 году дочерний проектный институт «Газпрома» ВНИПИгаздобыча увеличил выручку на треть, до 12,4 млрд рублей, в основном за счет проектирования «Силы Сибири» и обустройства Чаяндинского месторождения.

В июле 2013 года «Газпром» провел закупки труб большого диаметра на 7 млрд рублей, несколько десятков вагонов в августе уже прибыло на склады в Ленский район. Серьезные строительные работы начнутся не раньше 2015 года, когда по зимним дорогам подрядчики смогут доставить к площадкам свою технику.

2. Почему договорились только сейчас?

Весной 2014 года на Санкт-Петербургском экономическом форуме Владимир Путин, прилетевший прямо из Шанхая, выглядел триумфатором. Подписание многомиллиардного контракта с Китаем преподносилось Россией как большая геополитическая победа. «У нас сейчас серьезная зависимость от Евросоюза, а в свете санкций и того, что американцы пытаются пробить на европейском газовом рынке брешь и поставлять свой газ, это особенно опасно», – отмечает директор аналитического агентства Small Letters Виталий Крюков. России необходима диверсификация газовых потоков, и договор с Китаем на долгий срок был заключен как нельзя вовремя.

Но критики тоже было много. Бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко в своем блоге написал, что указанная в контракте цена российского газа не покроет простой себестоимости газа, доставленного по трубе на границу с Китаем. Михаил Ходорковский в интервью «Ведомостям» назвал «Силу Сибири» экономически неокупаемым проектом, который «мы строим только ради того, чтобы продемонстрировать «бяку» европейцам». Большинство критиков сходились в одном: в России политические интересы восторжествовали над экономическими, а Китай «прогнул» нас, удачно воспользовавшись охлаждением наших отношений с Европой.

Все не так просто. России очень нужен китайский рынок, но и Китаю очень нужен российский газ. В 2012 году в КНР было добыто 107 млрд куб. м газа, в 2013 году – 121 млрд. При этом потребление в 2013 году, согласно докладу Академии экономики и технологий при CNPC, достигло 167,6 млрд куб. м (почти на 14% больше, чем в 2012 году), прирост импортных закупок – 25%. По итогам 2013 года дефицит газа в Китае составил 6,7 млрд куб. м.

«Даже с учетом контракта с Россией Китай до сих пор не закрыл свои потребности в природном газе», – говорит Ксения Кушкина, эксперт центра энергетических систем Сколтеха. По прогнозам Государственного комитета по реформам и развитию КНР, дополнительные объемы газа потребуются стране уже к 2020 году. Объем спроса на природный газ в КНР составит 411 млрд куб. м в год, тогда как добыча – всего 200 млрд куб. м. К 2035-му, по оценкам Кушкиной, у Китая останутся незаконтрактованными как минимум 50 млрд куб. м газа.

Основная причина роста потребления газа в Китае – экологическая. За 20 лет КНР превратилась в мировую фабрику. В Пекине в 2013 году средний уровень концентрации в воздухе опасных для здоровья мелких твердых частиц составил 89,5 мкг на 1 куб. м, сообщала официальная китайская газета «Жэньминь жибао». В отдельные дни их содержание достигало 700 мкг на 1 куб. м. Согласно рекомендациям ВОЗ, ежедневная безопасная норма концентрации взвешенных пылевых частиц в воздухе – всего 25 мкг на 1 куб. м. В преддверии Олимпиады-2008 в Пекине «Гринпис» даже предупреждал, что из-за загрязнения окружающей среды могут возникнуть сложности с проведением соревнований.

Китай быстро увеличивает спрос на газ и рассчитывает снизить долю угля в энергобалансе, которая в 2009 году превышала 70%. В соответствии с планами руководства, доля газа в энергобалансе Китая к 2016 году должна возрасти до 8% (сейчас около 6%), а к 2020 году, по прогнозам CNPC, она достигнет 10%.

Одновременно наметилось снижение темпов роста добычи угля. Сейчас Китайская угольная корпорация (China Coal) ожидает, что в 12-ю пятилетку (2011–2015) темпы роста добычи угля в Китае снизятся с 8,8 до 3,8% в год.

3. Какова цена газа?

Четкого ответа на этот вопрос нет до сих пор. Именно из-за споров вокруг цены подписание договора переносилось с ноября 2013 года на январь 2014-го, потом на май 2014 года.

Эксперты (Татьяна Митрова из Института энергетических исследований РАН, Валерий Нестеров из «Сбербанк CIB» и другие) подсчитали, что строительство «Силы Сибири» окупится, если цена газа на границе с Китаем составит $360–400 за 1 тыс. куб. м. На вопрос журналистов, будет ли цена для Китая выше $350, гендиректор «Газпром экспорта» Александр Медведев отвечал неопределенным «О-о-о, еще как», а министр энергетики Александр Новак просто заявил, что цены в районе $350 «в принципе близки к контракту».

Откуда вообще взялась эта цифра, если данные не разглашались? Все просто: $400 млрд надо поделить на 30 лет и на 38 млрд куб. м газа в год. Напрямую так считать неправильно, уверен Виталий Крюков из Small Letters, газопровод не в первые годы выйдет на проектную мощность.

Ценообразование в газовой отрасли производится двумя способами: в привязке к биржевому, спотовому рынку и в привязке к так называемой нефтяной корзине, в которую входят разные нефтепродукты, способные быть заменителями газа, в разных регионах. «CNPC стремилась привязать цену российского газа к Henry Hub, американскому биржевому индексу цен на природный газ», – говорит Ксения Кушкина. «Газпром» же настаивал на привязке к нефтяным ценам: они более предсказуемые, а у «Газпрома» долгосрочный контракт с многомиллиардными инвестициями. «Она привязана так же, как и формула исчисления цены для европейских потребителей, – пояснял Владимир Путин после подписания контракта. – Это такая же формула, которая привязана к рыночной цене на нефть и нефтепродукты».

Какова формула и какая из нефтяных корзин взята за основу – тайна. В договоре прописываются базовая цена и коэффициенты, пересчет базовой цены идет с привязкой к колебаниям корзины нефти, рассказывает Крюков из Small Letters. В переговорах с Китаем основные разногласия были именно по поводу базовой цены, говорит он. Цены могли быть привязаны к индексу JCC (Japanese Crude Cocktail), который рассчитывается на основании импортных цен на смесь разных сортов нефти в Японии, или к европейской нефтяной корзине – по такой схеме сейчас формируются внутренние китайские цены на газ.

«Стоимость газа определяется на основании динамики цен на нефть, которые на европейском и азиатском рынках достаточно близки», – рассуждает аналитик Газпромбанка по нефтегазовому сектору Иван Хромушин. «Большинство источников называют цену в $350 за 1 тыс. куб. м на момент подписания соглашения. Сейчас нефть упала, и цена может быть уже $300», – предполагает гендиректор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.

«Точную цену назвать нельзя, потому что она привязана к цене на нефть, а этот показатель меняется», – говорит источник РБК в «Газпроме», знакомый с ходом реализации проекта. Но Алексей Громов из Института энергетики и финансов полагает, что на момент подписания договора вопрос цены так и не был урегулирован. «Если бы цена была известна, так или иначе информация просочилась бы. Скорее всего, в договоре мог отсутствовать пункт о конечной цене», – рассуждает он. Представители «Газпрома» не ответили на запрос РБК, получить комментарии представителей CNPC не удалось.

4. Что получат Россия и Китай?

На встрече с заместителем премьер-министра Госсовета КНР Чжаном Гаоли после церемонии соединения первого звена «Силы Сибири» Владимир Путин заявил: «Мы в целом очень аккуратно подходим к допуску наших иностранных партнеров, но, конечно, для наших китайских друзей ограничений нет».

«Китай долго пытался войти в российскую энергетическую отрасль «на уровне истока», доступ к добыче даже был назван условием инвестирования в российские экспортные трубопроводы, – писали после этого события в издание «Гуаньчха». – Но российское правительство ранее не желало давать иностранным компаниям доступ к запасам нефти и газа на суше».

Вскоре после заключения газового договора, 30 мая 2014 года, премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение о передаче права на разведку и добычу на Северо-Венинском газоконденсатном месторождении в Охотском море компании «Венинефть», совместному предприятию «Роснефти» и китайской корпорации Sinopec. А 1 сентября 2014 года Путин рассказал о том, что глава «Роснефти» Игорь Сечин предложил руководству КНР долю акций в «Ванкорнефти». «Господин Сечин сказал, что он сделал вам предложение войти в качестве акционера в одно из наших крупнейших предприятий по нефтедобыче на севере России. Государство будет поддерживать такие планы. Будем приветствовать ваше участие», – заявил Путин на встрече с Чжаном Гаоли.

В поездке в Китай Владимира Путина сопровождал мэр Москвы Сергей Собянин. Делегация московского правительства подписала несколько рамочных соглашений, работа по ним началась очень активная. Собянин предложил привлечь китайцев к строительству новой ветки московского метро в Коммунарку – как инвесторов и, возможно, как подрядчиков строительства. «Обычно Хуснуллина по полгода не дождешься на объекте, – удивлялся в разговоре с корреспондентом РБК один из владельцев земель, примыкающих к будущей линии метро. – А как вернулись из Китая, так чуть ли не каждую неделю совещания, торопят с подписанием меморандума». Китайские инвесторы могут вложить в строительство московского метро $2 млрд, взамен получив возможность строить коммерческую недвижимость рядом со станциями.

Китаю контракт с «Газпромом» позволит снизить зависимость от импорта сжиженного природного газа (СПГ). Сейчас на него приходится половина импорта газа в страну, а пять лет назад было 100%. Ситуацию изменил ввод в эксплуатацию трубопроводов из Мьянмы и Туркменистана (совокупная мощность 12 млрд куб. м в год). По состоянию на 2014 год у Китая есть семь крупных контрактов по импорту СПГ с Австралией, Малайзией, Катаром, Индонезией и европейскими компаниями. Совокупная годовая мощность этих поставок не превышает 25 млрд куб. м, цены варьируются от $135 (Австралия) до $667 (Катар) за 1 тыс. куб. м. Наращивать объемы поставок СПГ до бесконечности трудно из-за нехватки танкеров и заводов по сжижению газа.

Кроме того, в Белой книге «Китайская энергетическая политика-2012», опубликованной пресс-канцелярией Госсовета КНР, говорится, что «увеличиваются риски транспортировки ресурсов по морю, и существует проблема эксплуатации морских трубопроводов». Для Китая с высоким уровнем энергопотребления газ становится стратегическим ресурсом, а потому необходимы стабильные поставки. КНР делает выбор в пользу газа, поставляемого по сухопутным трубопроводам.

5. Кто заработает на трубах?

В разгар переговоров «Газпрома» с китайцами произошла локальная революция в закупочной политике газовой монополии. ФАС возбудила дело в отношении «Газпрома» и его многолетнего крупнейшего поставщика труб, «Северного европейского трубного проекта» (СЕТП), принадлежащего Борису и Аркадию Ротенбергам. Антимонопольщикам удалось заставить «Газпром» разбивать лоты на более мелкие и учитывать при назначении сроков поставки особенности производственного процесса. В результате впервые за долгие годы возможность поставлять трубы напрямую «Газпрому» получили производители – Объединенная металлургическая компания (ОМК) Анатолия Седых и партнеров, Челябинский трубопрокатный завод (ЧТПЗ) Андрея Комарова, «Северсталь» Алексея Мордашова и Трубная металлургическая компания (ТМК) Дмитрия Пумпянского.

Для «Силы Сибири» потребуется 2,5 млн тонн труб, из них 1,7 млн тонн должно быть поставлено в 2014–2018 годах. В июне 2013 года прошел первый тендер стоимостью 7 млрд, ОМК и ЧТПЗ выиграли лоты на поставку 31 тыс. тонн труб на сумму 2,3 млрд каждый, остальное досталось «Северстали». Строительство газопровода, однако, отложили на год, поэтому исполнять контракты трубники начали только минувшим летом. До Усть-Кута в Иркутской области трубы едут по железной дороге, а дальше доставляются речным транспортом – ленский теплоход вмещает около 300 труб.

Других тендеров на поставку труб «Газпром» на момент подписания номера в печать не объявлял. Но работать с трубниками газовики теперь будут по-новому. В конце сентября «Газпром» подписал с «Северсталью», ТМК, ОМК и ЧТПЗ соглашение о специальных условиях ценообразования на трубы большого диаметра. По словам представителей ЧТПЗ и ОМК, их суть сводится к тому, что «Газпром» будет авансировать поставки труб под проект «Сила Сибири» в обмен на предоставление скидки.

«Раньше «Газпром» вообще никогда не авансировал поставки», – говорит представитель проигравшей первый тендер ТМК Илья Житомирский. Более того, концерн не всегда вовремя рассчитывался с поставщиками. В феврале 2013 года премьер Дмитрий Медведев специальным распоряжением поручил представителям государства в советах директоров естественных монополий проголосовать за погашение задолженности перед трубниками. По данным источников «Ведомостей», объем накопленной задолженности «Газпрома» превышал 15 млрд рублей (представитель концерна возражал, что задолженность 13 млрд и она не просроченная, а текущая).

Конкретные цифры авансов и скидок, указанных в соглашении, металлурги называть отказываются, относя эти сведения к коммерческой тайне. «Интерфакс» со ссылкой на свои источники писал, что авансы будут доходить до 30–40%, а предоставляемые скидки – до 10%. «Эти цифры релевантны», – говорит представитель ТМК. Новые условия будут применяться к контрактам, заключенным после 1 октября 2014 года.

Трубные компании переживают сегодня не лучшие времена, и инфраструктурные мегапроекты газовой монополии, «Сила Сибири» и «Южный поток», могут стать для них существенным подспорьем. ЧТПЗ планирует до 30% своих мощностей направить на производство труб для «Силы Сибири», сообщила пресс-секретарь компании. Выручка ЧТПЗ в 2012 году составляла 112,4 млрд рублей, убыток – 1,9 млрд.

6. Кто заработает на стройке?

Три крупнейших строительных подрядчика «Газпрома» имеют схожие названия. «Стройгазконсалтинг» (СГК), основанный Зиядом Манасиром и сейчас принадлежащий Руслану Байсарову, «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга и «Стройтрансгаз», 31% которого принадлежит Геннадию Тимченко, многие годы осваивали от трети до половины инвестиционной программы газового монополиста.

Ротенберг и Тимченко попали под американские санкции, поэтому китайское направление им особенно интересно. Зияд Манасир продал свои доли во всех компаниях группы «СГК» бизнесмену Руслану Байсарову. Выручка этой компании и «Стройгазмонтажа» по итогам 2013 года упала на треть – до 260 млрд и 227 млрд соответственно. «Газпром» год за годом планомерно снижает инвестпрограмму, поэтому старта нового крупного проекта «Сила Сибири» строители газопроводов ожидали с большим нетерпением.

Как и в случае с поставщиками труб, выбирать подрядчиков для строительства «Газпром» стал по-новому, два года назад запустив систему предквалификации подрядчиков по видам деятельности. Компания, желающая участвовать в конкурсах на строительство трубопроводов, компрессорных станций, обустройство месторождений, должна предварительно предоставить «Газпрому» пакет соответствующих документов. Пройденная предквалификация действительна в течение года.

Если посмотреть в реестр поставщиков «Газпрома», то там не окажется ни СГК, ни «Стройтрансгаза» – только «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга. «Это техническая накладка, – полагает представитель СГК Виктория Миронова. – Мы отправляли все необходимые документы в срок». Вопреки обыкновению, подрядчикам для строительства «Силы Сибири» и обустройства Чаяндинского месторождения нужно пройти отдельную предквалификацию именно на эти объекты – ее итоги пока не опубликованы.

Так или иначе, единственный пока контракт, связанный с «Силой Сибири», в сентябре получил «Стройтрансгаз» – он построит причал для приема тяжеловесных и строительных грузов на реке Лене в поселке Пеледуй стоимостью 1,5 млрд рублей. Отсутствие «Стройтрансгаза» в списке прошедших предквалификацию подрядчиков не помешало компании получить этот контракт фактически без конкурса: он был объявлен, но впоследствии отменен.

По словам источника РБК, близкого к одному из строительных подрядчиков, на совещания в «Газпром» по поводу «Силы Сибири» и обсуждения, кто какой участок может взять на себя, приглашались представители всех трех компаний. Впрочем, пока не разыграно ни одного крупного тендера. И заказчик, и строители предпочитают хранить молчание. Топ-менеджеры строительных компаний отказались беседовать с РБК о «Силе Сибири», но подрядчики готовятся вовсю.

«Мы перебазировали в район будущего строительства два комплексных технологических потока, – говорит Миронова. – Более 400 единиц нашей техники находятся в Ленске и Усть-Куте». В сентябре «Стройтрансгаз» выиграл тендер «Газпром добыча Ноябрьск», «дочки» «Газпрома», которая занимается обустройством Чаяндинского месторождения, на строительство дорог длиной 154 км стоимостью 18,5 млрд рублей. Формально с «Силой Сибири» подряд не связан, а слово Чаянда в описании закупки изменено на Чайанда.

7. Сколько будет стоить проект?

В сентябре на пресс-конференции в Южно-Сахалинске зампред правления «Газпрома» Александр Медведев заявил: «Вопрос с получением китайского аванса для «Силы Сибири» пока повис в воздухе». Когда стороны договаривались о сделке, предполагалось, что Китай выплатит авансом $25 млрд, из которых российский газовый концерн сможет профинансировать строительство инфраструктуры. Но китайцы с выделением денег не торопятся: сейчас обсуждается вопрос предоставления кредита на ту же сумму. В октябре CNPC предложила «Газпрому» поучаствовать в инвестировании в строительство газораспределительных сетей на территории Китая.

Убеждая китайских партнеров подписать договор, Владимир Путин говорил о возможном обнулении ставок НДПИ для месторождений, ставших ресурсной базой «Силы Сибири». Осенью «Газпром» обратился в правительство с предложением разморозить тарифы на газ, чтобы за счет их индексации профинансировать строительство газопровода.

По оценкам EY, стоимость только линейной части газопровода (без затрат на обустройство месторождений) составляет $25 млрд. Большая часть газопровода «Сила Сибири» идет в створе с нефтепроводом ВСТО, что облегчает стройку. Способен ли «Газпром» самостоятельно финансировать проект? Есть еще один фактор риска. Цена на газ по желанию «Газпрома» привязана к цене на нефть, а нефть дешевеет. Этого нельзя сказать о затратах на строительство.

Если вбить в базе закупок «Газпрома» словосочетание «Сила Сибири», первым будет конкурс на съемку рекламного фильма о проекте, начальная цена которого – 20 млн рублей. РБК так и не удалось выяснить, какой конкретно объем работ выполнила за 94 млн рублей дочерняя компания «Стройгазмонтажа» для торжественной церемонии сварки первого стыка: пресс-секретарь заявила, что они «готовили площадку».

«Опыт показывает, что в России действительно слишком дорого строят трубопроводы, – говорит Алексей Белогорьев из Института энергетической стратегии. – Если в среднем в мире 1 км газопровода обходится в 3–4 млн, то в России – почти в 2 раза дороже». Михаил Корчемкин полагает, что сэкономить можно было бы за счет привлечения китайских подрядчиков, но у такого решения есть влиятельные противники.

Китайские СМИ не употребляют словосочетания «Сила Сибири» – проект фигурирует в них как восточная ветка российско-китайского газопровода. Западная ветка – тот самый «Алтай», который мог бы доставлять с месторождений Западной Сибири 30 млрд куб. м газа в год. Переговоры об «Алтае» ведутся уже больше десяти лет. Ожидалось, что соглашение будет подписано в октябре, но его снова перенесли – теперь на ноябрь.

Строительство собственной инфраструктуры «Силы Сибири» китайцы планируют начать в 2015 году и к 2018 году закончить. Какой результат может дать сочетание китайской неторопливости и российского умения раздувать сметы, предположить сложно. 
Вера ПРЕЛОВСКАЯ
Источник: РБК
Источник:РБК