Оценка благотворительности: боль или увлекательное путешествие?

5 марта на конференции газеты «Ведомости» «Благотворительность в России» обсуждали вопросы оценки благотворительности.

Кому отчитываться

Многие участники конференции сравнивали оценку с головной или другой подобной болью. «Оценка для НКО — это некое страдание, — сказала директор Агентства социальной информации, член Общественной палаты Елена Тополева. – Для многих из нас, не только для религиозных благотворительных организаций, работа – это служение. Да, мы сами сделали свой выбор. Но мы не готовы тратить  время и силы еще и на оценку. Часто не понятно, зачем отвлекаться от работы».

Ответ на вопрос «зачем?» ясен тогда, когда НКО тратят деньги, которые они от кого-то получили, считает Елена Тополева.

«Основная задача оценки — не выявить нарушения, а повысить эффективность организаций. Мы пытаемся выявить те решения и инструменты, которые в итоге оказываются наиболее результативными», — рассказал о своем подходе к оценке Артем Шадрин, директор департамента стратегического развития и инноваций Министерства  экономического развития. По мнению представителя Минэко, важен социальный эффект, а не размер зарплат сотрудников: «Высокая доля заработной платы в проекте может быть обоснована, поэтому я против оптимизации проекта за счет уменьшения издержек. Не известно вообще, получим ли мы в итоге положительный результат».

Важность оценки подчеркнул и представитель другой государственной грантодающей структуры. «Сейчас мы надеемся, что появится возможность внешней оценки на завершающем этапе проектов. Об этом мы будем разговаривать с сообществом оценщиков», — поделился Илья Чукалин, генеральный директор Фонда президентских грантов.

Но оценка может быть полезна и самим организациям, уверены эксперты.

Чему помогает оценка

Во-первых, оценка помогает скорректировать благотворительные  программы.

«Проведя оценку программы «Активное поколение», мы поняли важность поддержки инициативных групп в сельских поселениях», — рассказала Мария Морозова, генеральный директор Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко.

Во-вторых, оценка дает инструмент коммуникации. «По методике SROI мы получили описание наших результатов на языке цифр, который понятен всем – и топ-менеджменту компании, и партнерам, и власти», —  поделилась Ольга Миронова, руководитель направления по корпоративной социальной ответственности компании ОМК.

В-третьих,  это позволяет понять долгосрочную перспективу. «Если продолжаем давать деньги на то же самое, значит, ничего не изменилось… Не надо бояться закрытия и открытия программ», — уверена Оксана Орачева, генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина.

Кроме цифр есть что-то еще

«Оценка – это самое интересное. Но как сделать, чтобы организации поняли, что это увлекательный процесс? Одна из самых больших трудностей — сформулировать правильно задачу и принятие результатов, — что потом с ними делать», — говорит Юлия Ходорова, ведущий консультант Фонда поддержки и развития филантропии «КАФ», который проводит оценку по методу SROI (SROI от англ. Social Return on Investment – социально-экономическая эффективность инвестиций).

Не стоит думать, что когда-либо удастся найти универсальные критерии и методы оценки, подходящие на все случаи жизни. «Любые критерии оценивания  никогда не будут абсолютными, их нужно очень осторожно использовать. Нельзя посчитать добро, любовь и сострадание…», — подчеркнул епископ Пантелеимон, председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, руководитель Православной службы помощи «Милосердие».