Без челябинской «Трубодетали» не обходятся на всей территории России и за ее пределами

На радио «Комсомольская правда» [95.3 FM] побывал управляющий директор завода Андрей Коротков.

Он рассказал, зачем рабочим этого предприятия иметь по несколько специальностей, на каких трубопроводах не могут обойтись без челябинских деталей и что его, радиофизика по образованию, привело в трубную промышленность.

В Интернете есть такой факт о масштабах завода, которым руководит Андрей Николаевич: размер его территории равен 78 футбольным полям. Управляющий директор рассказал об особенностях своего предприятия.

— По меркам Челябинска, где есть гиганты металлургии, наш завод небольшой. Но если говорить про отрасль, в которой мы работаем, а это производство соединительных деталей трубопроводов, мы самое крупное по номенклатуре выпускаемой продукции. Подобные нам предприятия, а их полтора десятка в стране, могут выпускать только часть той продукции, которую производим мы.

— Что именно выпускает ваш завод?

— Соединительные детали трубопроводов. Все знают, что трубы не всегда укладываются по прямой и свариваются не только встык. Все трубопроводы имеют непрямолинейную геометрию. Это изменение геометрии осуществляется с помощью соединительных деталей, таких как отводы, переходы, тройники. Кроме того наши детали используются для обустройства компрессорных и насосных станций для прокачки газа и нефти.

«В РОССИИ МЫ ВЕЗДЕ»

— Можно уточнить, где не могут обойтись без вашей продукции?

— У нашей продукции очень широкий диапазон применения. Самая значимая и крупная сфера, для которой мы производим наши соединительные детали, — это нефтегазовая отрасль России. Думаю, всем известны российские и международные магистральные трубопроводы, для которых мы поставляли свои изделия, — «Дружба», «Саратов — Москва», «Средняя Азия — Урал», «Голубой поток», «Северный поток», «Бованенково — Ухта» и другие.

Кроме того, делаем детали для предприятий теплоэнергетики и атомной энергетики, ЖКХ. Вода, которой мы все пользуемся, тоже течет по трубам. И для соединения труб малого диаметра, которые есть на дачах, в частных домах, тоже применяют наши изделия.

Если говорить про географию России, то мы во всех ее частях: от западной границы до восточной, от Баренцева моря до Каспийского. Бывшие страны СНГ практически все применяют продукцию «Трубодетали». Кроме того, завод участвует в различных проектах за пределами СНГ. Пусть это небольшие поставки по сравнению с российскими, но они тоже есть.

— Каким производственным опытом вы обладали до прихода на «Трубодеталь»?

— 21 год проработал в одной из крупнейших трубных компаний Украины. Там прошла вся сознательная активная трудовая деятельность. Перед тем, как приехать в Челябинск, около семи лет трудился на Нижнеднепровском трубопрокатном заводе, тоже одном из крупнейших трубных предприятий Украины.

— Вы по профессии радиофизик. Как вас в трубную отрасль занесло?

— Лихие 90-е… Все менялось, все ломалось. Тогда теоретическая радиофизика никому была не нужна, а прежняя жизнь уже невозможна. В те годы можно было пробовать все. В 1992 году поступило предложение поработать в маленькой трубной компании, которая занималась производством и торговлей трубами. Об этом шаге ни разу не пожалел. Наша отрасль связана со многими другими отраслями промышленности, экономики, науки.

— А как получилось, что выбрали «Трубодеталь»?

— Самым решающим было то, что Объединенная металлургическая компания (ОМК) и завод «Трубодеталь» в частности очень динамично развиваются. ОМК входит в число крупнейших металлургических компаний России, наш завод — одно из подразделений ОМК. Возможности для развития, которыми обладает «Трубодеталь», и реализация этих возможностей стали для меня ключевыми факторами при выборе места работы. Кроме того, есть связь с трубной отраслью, которая мне знакома. Все это помогло быстрее войти в курс дел и освоиться.

ОСВОИТЬСЯ БЫЛО НЕ СЛОЖНО

— Вы в Челябинск переехали меньше года назад. Какое мнение сложилось о городе?

— Я сюда как-то приезжал в 1993 году. Но визит был очень короткий и впечатления за 20 с лишним лет стерлись.

У столицы Южного Урала свои особенности, которые отличают ее от других мегаполисов. Что-то мне нравится, что-то не очень. Но город живой, город рабочий. Знаю, что замечательная природа вокруг. Но мне пока не до экскурсий и пикников. Да и лето было… не летнее. Но следующим летом хочу обязательно посмотреть озерный край.

Я приезжал на завод за несколько месяцев до начала работы: меня провели по заводу, все показали. Общее представление я получил. Так что с чисто производственной точки зрения глаза у меня были открыты.

И освоиться в новом коллективе смог довольно быстро. Мой отец — бывший военный. За годы учебы мне пришлось сменить больше десяти школ. А в некоторых с перерывами по два раза поучился. Входить в новый коллектив у меня еще тогда получалось. Хотя не скажу, что это легко и просто. Это всегда некое испытание. Но, поскольку на заводе коллектив хороший, все произошло быстро и комфортно.

— А как поняли, что коллектив хороший?

— По атмосфере. В производственном коллективе ярко выраженная атмосфера, и она проявляется очень быстро. Там невозможно что-то скрывать, прикидываться не тем, кто ты есть. Все предельно открыто, все друг у друга на виду. Общение настолько частое и настолько подробное, что можно один раз как-то «замаскироваться», но долго это продолжаться не может.

СВАРКА С НЮАНСАМИ

— Заводу в прошлом году исполнилось 65 лет. Наград не счесть. А недавно «Трубодеталь» стала дипломантом конкурса «Сто лучших товаров России».

— В этом конкурсе продукция нашего завода ежегодно, начиная с 2010 года, получает призы и удостаивается статуса «Новинка года». Еще одно подтверждение тому, что предприятие не стоит на месте, постоянно стремится осваивать новые продукты, новые рынки, чтобы соответствовать требованиям, которые предъявляют нам наши потребители. Мы же не только сами что-то придумываем, это взаимное движение. Потребителю что-то нужно, мы делаем, осваивая новые технологии или используя имеющиеся.

В этом году в число лучших товаров России вошла продукция, которую мы поставляли на Южноуральскую ГРЭС, Комсомольскую ТЭЦ, предприятие «Газпром нефтехим Салават» и на другие объекты энергетического комплекса. Отрадно, что выпускаемые на нашем заводе изделия высоко оценены.

— Станки, машины, технологии… Но главное, наверное, человеческий фактор?

— Сто процентов! Многие могут себе позволить купить «железо» или здания построить. Весь вопрос в людях. Подготовка кадров, которые могут освоить новые технологии, могут пойти на риск, не боясь делать ошибки, — это самое интересное и основное. В «Трубодетали» есть такие кадры. Если сравнивать с большой металлургией, то коллектив нашего предприятия небольшой — две тысячи человек. Но по меркам нашей отрасли завод входит в число крупных предприятий.

— Чтобы у вас работать, нужно долго обучаться?

— Есть разные специальности и большинство требует серьезной подготовки. Наше производство высокотехнологичное. Но есть и вспомогательные специальности, не требующие длительного обучения. Несколько месяцев практики — и люди работают, качественно выполняют свои функции. Ключевая профессия у нас — это сварщик. Для этих работников период обучения длится годами, чтобы добиться того уровня, который нужен предприятию на определенных операциях.

В любой технологии есть свои сложности и нюансы. Их нужно понять, освоить и научиться выполнять.

ПРОФЕССИЯ — УПРАВЛЯТЬ ЛЮДЬМИ

— Вы, Андрей Николаевич, производите впечатление деликатного человека с хорошими манерами. А на производстве, видимо, нужно быть строгим, уметь прикрикнуть, а то и наказать…

— На производстве нужно уметь все. В разных ситуациях для достижения целей используются разные методы. Работа с людьми, разумеется, отличается от технической специальности. Но что удивительно: управлению людьми у нас нигде не учат, базового образования в этой сфере нет. Все мы учимся на практике. Есть, конечно, специальные тренинги и программы, которые проходил и я. В Объединенной металлургической компании обучению руководителей уделяют особое внимание. Развивающие семинары проводятся регулярно.

— «Трубодеталь» назван лучшим работодателем в конкурсе Законодательного собрания области «Меняющие мир». Как выстраивается работа с сотрудниками и каких корпоративных принципов придерживается компания?

— Человеческий ресурс — главная ценность. Отношения с людьми — самая важная составляющая всей деятельности ОМК и нашего завода. У нас существует несколько разных программ по обучению сотрудников, по выстраиванию отношений как на рабочих местах, так и за их пределами.

Мы проводим необходимое профобучение, а одна из главных целей, как я уже говорил, чтобы наши сотрудники, обладали несколькими профессиями. У нас на ключевых участках висят специальные карты, показывающие, какими профессиями владеет каждый из работников и какие у него цели по дальнейшему обучению. Сегодня предприятие, несмотря на ряд крупных проектов в нефтегазовой отрасли, имеет неравномерную загрузку. Соответственно, в разных профессиях на разных участках производственная ситуация меняется. Чтобы люди могли на нее оперативно и эффективно реагировать, для этого и обучаем их нескольким профессиям и регулярно эти умения используем. Кроме того, это позволяет работникам сохранять и повышать свой доход в разные периоды. Ну, и конечно, создаем достойные условия труда для наших сотрудников: ежегодно во всей компании проводится исследование, в ходе которого выявляются проблемы, места для улучшений. По итогам опроса составляется план мероприятий на будущий год для устранения этих проблем. Очень многое делается для сотрудников вне работы: действует система добровольного медицинского страхования, компенсируется часть расходов на ипотеку, организуются спортивные и корпоративные мероприятия и многое другое.

— Замечательные условия! Они могут многих к вам привлечь!

— Мы многих не возьмем, только самых достойных!

ДЕНЬГИ НА ВЕТЕР НЕ БРОСАЕМ

— Как лауреат конкурса «Меняющие мир» коллектив завода не забывает о пространстве вокруг предприятия, о благотворительной политике, меняющей облик поселка Новосинеглазовский.

— Большинство работников завода — это жители поселка, а завод — один из главных, если можно так сказать, поселкообразующих центров. Поэтому наша благотворительная деятельность во многом направлена именно на поселок Новосинеглазовский.

Может, кто-то понимает благотворительность как разовую акцию потратить деньги на что-нибудь, не связанное с основной деятельностью. У нас к этой теме другое отношение. Да, поселок нуждается в финансовой поддержке. Но на что она требуется в первую очередь, решают заводчане, члены их семей и все жители. Большинство идей исходит от них.

— Это как раз ваш принцип открытости.

— Конечно. Можно было собраться узким кругом руководителей предприятия и решить: давайте сделаем привычные вещи. Но мы пошли другим путем. Для этого ежегодно собираются предложения, проводится специальный конкурс. Естественно, большинство из них связаны с наведением порядка, улучшением благоустройства, тех или иных бытовых условий жизни в поселке. Поэтому деньги на ветер не бросаем, они используются на те нужды, которые улучшают жизнь людей.

УСЛОВИЯ И ЦЕЛИ

— Есть ли время для себя? Не круглые же сутки на работе проводите?

— Ни в коем случае. Если круглые сутки, значит, работа организована неправильно. Я с удовольствием отметил, насколько спортивная жизнь Челябинска отличается от всего, что я в этом плане знал раньше. В Челябинске несколько очень хороших бассейнов. Хожу плавать по выходным. Город хоккейный, но на коньки пока не встал и на беговые лыжи тоже. А насчет горных есть планы. Все вокруг расхваливают горнолыжные курорты, хочу обязательно там побывать.

— У вас есть дети?

— Двое.

— В каких традициях вы их воспитываете и как вас воспитывали родители?

— Папа у меня военный, а мама — педагог. Принципы были очень понятные: дисциплина, ответственность за свои поступки. В этих условиях и прошло мое детство. Своих детей стремлюсь воспитывать в таких же традициях.

А детство у меня было прекрасное, очень интересное: мы проехали с Дальнего Востока через Сибирь (родители мамы и папы — сибиряки, из Кемеровской и Томской областей) и дальше за пределы СНГ на запад. Ярких впечатлений в памяти много. Когда отец служил на Дальнем Востоке, я искупался в Желтом море. Удивлялся, почему море так называется, ведь вода в нем обычного цвета. Позже понял.

Одно из мест, где отец служил — в Польше — располагалось в лесу. Со всех сторон лес! А наш дом к тому же стоял на окраине. Вышел на крыльцо — и ты уже в лесу!

— А вы тоже строгий папа?

— По отношению к красивым дочерям строгим быть не получается. Они уже достаточно взрослые, хотя обе еще учатся.

— Мечты у Короткова-человека и Короткова-производственника разные или одна общая?

— Учитывая, что основная часть жизни проходит на работе, то мечта с нею и связана, хотя может оказаться тривиальной. Хотелось бы, чтобы команда была сплоченной и работала пусть не как часы (потому что это не механизм, а человеческий коллектив), но согласованно и на результат. И чтобы мы его добивались. Прошлый год показал, что заводу по силам серьезные цели. В этом году условия работы меняются (не только у нас, наверное, у всех россиян), и очень интересно, как мы своей командой сработаем при этих обстоятельствах.

— Желаем, чтобы у вашей мечты было позитивное воплощение.

Обязательно будет!


Источник: радио «Комсомольская правда»