Овраг хорошего

В городе Выкса Нижегородской области прошел фестиваль «Арт-Овраг 2019». Одно из его главных событий — открытие «первого в России Индустриального стрит-арт парка», коллекции работ уличных художников на территории действующего Выксунского металлургического завода. Вопрос о первенстве спорный, но одно несомненно: за девять лет существования «Арт-Оврага» Выкса превратилась в крупнейшую в России коллекцию успешных стратегий креативной индустрии

Фестиваль начинается в «Павильоне будущего» — воздушной и полупрозрачной беседке, выросшей в главном городском парке. Виртуоз фристайла Лев Киселев, aka RE-pac, представляет архитекторов павильона, кураторов фестивальных программ и своих местных учеников — все немедленно попадают под обаяние его рэп-импровизации, сильное настолько, что и за три дня торжественных открытий разнообразных объектов и площадок «Арт-Оврага 2019» бодрые речовки Репака с неизменным рефреном «Дайте шума!» не приедаются. Драматург Михаил Дурненков в общих чертах объясняет зрителям правила партиципаторного метеоперформанса «Переменная облачность» — далее все теряется в цветном дыму и общей неразберихе, жаждущие поучаствовать бестолково снуют по лестнице амфитеатра, не сдается только сурдопереводчица, героически пересказывающая доносящуюся из микрофонов фонопоэтическую заумь языком жестов. Сурдопереводчица приглашена не ради абстрактной инклюзивности, а для участников фестиваля, юных актеров театра «Пиано» при Нижегородской школе-интернате для глухих детей.


Фото: Хервиг Хеллер


Когда дым с неразберихой рассеиваются, публика получает возможность оценить авангардность «Павильона будущего» — простая с виду конструкция изнутри оборачивается топологической задачкой во вкусе параметрической архитектуры Захи Хадид. Авторы проекта из молодого московского архитектурного бюро «Новое» объясняют, что это двойной геликоид, вписанный в цилиндрический объем. Проще говоря, две лестницы, закручивающиеся спиралью, словно татлинская башня, сходятся наверху, у видовой площадки, и делят круглую в плане постройку на два амфитеатра. Металлический каркас беседки спрятан под легкими деревянными оболочками, что производит впечатление экологической чистоты и деликатности по отношению к парковой природе. К началу фестиваля была сдана лишь первая очередь павильона — вторую обещают сдать в июле и предоставить горожанам это многофункциональное пространство под креативные нужды. Бюро «Новое», прославившееся объектами на «Красном Октябре», в парке Горького и дворе Музея Москвы, выиграло архитектурный конкурс — теперь выксунцам предстоит соревноваться в конкурсе творческих инициатив.

Выкса, расположенная на границе Нижегородской и Владимирской областей, по численности населения относится к средним городам, а по типу его, населения, экономической занятости — к моногородам. Градообразующее предприятие, Выксунский металлургический завод (ВМЗ), входит в Объединенную металлургическую компанию (ОМК), жена владельца ОМК Ирина Седых возглавляет попечительский совет благотворительного фонда «ОМК-Участие», фонд и занимается фестивалем «Арт-Овраг», рассматривая его не столько как художественный, сколько как социально-оздоровительный проект. С самого начала речь шла не об «искусстве для искусства», а о том, что на старом казенном языке можно было бы назвать «организацией досуга молодежи с целью профилактики наркомании и алкоголизма», а на новом — «социальной модернизацией». Что, впрочем, нисколько не противоречит духу современного искусства, открытого «культуре соучастия» и социальному активизму. Образцово-показательный ВМЗ, выпускающий железнодорожные колеса и трубы для газо- и нефтепроводов, работает на новейших австрийских технологиях, тогда как городское развитие Выксы замерло где-то на уровне поздних 1970-х — Ирина Седых говорит о желании преодолеть дисбаланс между современным высокотехнологичным производством и патриархальностью городской среды и жизни. Задача не из простых: народ здесь задешево московской урбанистикой не купишь — один из местных краеведческих мифов связывает старинные рабочие династии Выксы с потомками пугачевцев, участников пугачевского бунта, которых якобы пригрели основатели выксунских заводов братья Баташевы.


Фото: Хервиг Хеллер


Бывшая усадьба Баташевых в самом центре Выксы с неизбежностью становится основной площадкой «Арт-Оврага»: главный усадебный дом, ныне превращенный в Музей истории ВМЗ, площадь Металлургов перед ним и колоссальный усадебный парк, теперешний ЦПКиО. Роскошный пейзажный парк баташевской усадьбы, изрезанный живописными оврагами, и дал название празднику «новой культуры», прошедшему первый раз в 2011-м. Однако фестиваль, в этом году проходивший под лозунгом «Когда сегодня становится завтра», далек от ностальгических интонаций, не плачет по «России, которую мы потеряли», не паразитирует на локальной мифологии «былинных муромских лесов» или «старейшего центра отечественной металлургии», а жаждет нового. Каждые три года кураторская команда «Арт-Оврага» сменяется, и вместе с кураторскими командами сменяются представления о самом актуальном в фестивальных форматах. Сейчас подходит к концу контракт Юлии Бычковой и Антона Кочуркина, кураторов «Архстояния», во многом использовавших в Выксе свой никола-ленивецкий опыт. За девять фестивальных лет Выкса стала музеем под открытым небом, показывающим, как трансформировались в России представления об искусстве в общественных пространствах и о том, как работать с индустриальным наследием прошлого.

Металлические скульптуры в парке, оставшиеся от первых «Арт-Оврагов», могут напомнить о Биеннале пластических форм, проходившей в польском городе Эльблонге в 1960-х и предполагавшей, что художники будут создавать свои «пластические формы» в сотрудничестве с рабочими местных заводов. «Арт-Овраг» тоже постепенно пришел к главенству идей сотрудничества, сотворчества и соучастия. Речь, разумеется, не о том, чтобы выксунцы выступали на поле профессионального искусства, хотя и это случается. Так, два года назад в конкурсе на проекты «арт-плотов», которые теперь катают публику по Верхневыксунскому пруду, наряду с такими именитыми художниками, как Леонид Тишков, победила выксунка Екатерина Кулева с остроумным эскизом «Летающей прищепки». В этом году на перекрестке улиц Ленина и Братьев Баташевых (сама топонимика тут вполне символична) возник объект «Бинарные часы», сделанный местными высокотехнологичными силами по эскизу выксунского художника-самоучки Андрея Матчина: огромная металлическая штуковина в форме спирали ДНК со световыми сегментами подключена к соцсетям и транслирует настроения горожан, переводя их в цветные вспышки. А в Музее истории ВМЗ открылась выставка екатеринбургского художника и куратора Владимира Селезнева «То, чего не может быть». Селезнев, поднимая знамя Дюшана и Бойса на новую высоту, пришел к работе с найденными арт-субъектами: современного искусства, сделанного выксунцами в Выксе, будто бы не может быть, но в каждом из участвующих в выставке местных самодеятельных художников куратор разглядел страсть к contemporary art.


Фото: Хервиг Хеллер


С самого начала «Арт-Овраг» тяготел к наиболее демократическим формам современной культуры и спорта: брейк, рэп, хип-хоп, паркур, воркаут, скейтбординг — на этот раз открытие скейт-площадки в Выксе посетил молодой губернатор Нижегородской области и даже рискнул прокатиться на доске. Стрит-арт тоже рассматривался как часть этого демократического культурного движения, но, судя по актам вандализма со стороны коммунальных служб и жителей, был принят не сразу и не всеми. Впрочем, грамотная работа урбанистов, запустивших в 2015 году проект «арт-дворов», которые делаются архитекторами в диалоге с жителями окрестных домов, кажется, постепенно меняет отношение к вторгающемуся в городскую ткань искусству и дизайну. Так или иначе, сегодня Выкса может по праву считаться городом-музеем уличного искусства: торцы панельных многоэтажек Центрального микрорайона украсились муралами таких знаменитостей, как Паша 183 или Слава Птрк, в ЦПКиО по ночам светится надпись стрит-концептуалиста Тимофея Ради «Все это не сон», художественно преобразились некоторые автобусные остановки и игровые площадки. В 2017-м стрит-арт пришел на ВМЗ: наружные стены одного из цехов расписал Миша Most — производственная фреска «Выкса 10 000» площадью 10 800 кв. м считается самой большой в Европе и занесена в Книгу рекордов России. В нынешнем сезоне муралом Алексея Луки, представляющим собой полуабстрактный коллаж из форм деталей, делающихся на заводе, украсился торец другого цеха. Обе работы составили коллекцию Индустриального стрит-арт парка — нечто похожее делают в петербургском Музее стрит-арта, располагающемся на действующем заводе слоистых пластиков, и в ВМЗ рассчитывают на рост индустриального туризма в Выксе.

В прошлом году на ВМЗ остановили мартеновские печи, чуть ли не последние в Европе, и в опустевшем мартеновском цеху на «Арт-Овраге 2018» показали перформанс «Страсти по Мартену» режиссера и хореографа Анны Абалихиной, композитора Алексея Сысоева и художницы Ксении Перетрухиной, ставший реквиемом по уходящей в небытие индустрии. «Страсти по Мартену» получили гран-при премии Курёхина и были номинированы на «Инновацию», но самое забавное состоит в том, что Выкса здесь опередила Москву и фонд V-A-C с его «ГЭС-2 Оперой», художественной панихидой по «электрификации всей страны». Возможно, под влиянием этих успехов «Арт-Овраг 2019» сделал акцент на театральной программе. Ее куратор Юрий Квятковский представил два собственных спектакля в популярном жанре батла: в «Короле поэтов» состязались рэперы, «фристайлившие» русских классиков XX века — от Блока и Белого до Бродского и Евтушенко, а в «ОК 4/4» классические танцовщицы соревновались с танцовщицами хип-хопа. Победу же, кажется, одержали алхимики Русского инженерного театра АХЕ, сыгравшие трогательную феерию-клоунаду «Пена дней» и с нежностью принятые выксунской публикой. Узнавшей за девять лет «Арт-Оврага», что паблик-арт, стрит-арт и электроакустические концерты на открытом воздухе, современная архитектура садовых затей и детских площадок, театральные представления в индустриальных декорациях и арт-резиденции, пополняющие коллекцией современного искусства местный музей, антикафе и коворкинги, инклюзивность и соучастие бывают не только в городах-миллионниках.