Интервью с Алексеем Митенковым

Директор по информационным технологиям и интеллектуальным системам защиты Объединенной металлургической компании (ОМК) Алексей Митенков рассказал корреспонденту "Цифровой экономики" о том, как ОМК становится цифровым предприятием - так называемым Real-Time Enterprise, какие технологии компания для этого применяет и почему если банки "без банка" уже существуют, то до появления трубы без металлургического завода еще далеко.

- Расскажите, пожалуйста, что означает цифровая трансформация бизнеса для ОМК? Происходит ли на ОМК цифровая трансформация?
- Мы не трансформируем бизнес, а внедряем IT-проекты для цифровизации тех или иных областей деятельности. В первую очередь, речь идет о производстве, управлении проектированием продукции, сбытом, ремонтом. Задачи превратиться в цифровой бизнес у нас нет. Но у нас есть задача через новые цифровые технологии продвинуть те или иные области нашей профессиональной деятельности дальше, чем конкуренты, и повысить эффективность нашего бизнеса через IT.

Плана по цифровизации у нас нет. Однако у ОМК есть общая стратегия развития IT и связи. Каждый год мы выделяем для себя те области и решения, которые могут быть самыми эффективными и самыми востребованными в ОМК - в области производства и процессов создания цепочки добавленной стоимости - и эти проекты утверждаем и реализуем.

- Какие перспективные области и решения ОМК выделил для себя в 2017 г.?
- В 2017 г. мы ведем в ОМК большой проект - создание единой системы оперативного управления производством. Мы закладываем основы для создания единой MES-системы. На начало 2018 года мы наметили старт работы этой системы.

Оперативное управление производством - это сложный процесс, затрагивающий различные области, прежде всего планирование производства, управление складами, управление качеством, технологической нормативно-справочной информацией, отгрузкой. Всего у нас около 60-65 проектов, и они затрагивают различные функциональные области.

- Эта MES-система позволит ОМК стать цифровым предприятием - так называемым Real-Time Enterprise?
- На самом деле, это один из шагов к Real-Time Enterprise. У нас есть несколько проектов в этой области, но создание единой MES-системы - самый большой шаг к цифровому предприятию.

- А какие еще шаги Вы предусматриваете?
- Есть еще несколько проектов, которые мы пока не рекламируем, потому что они заключают в себе конкурентные преимущества. Могу рассказать, что эти проекты уже реализуются в лабораторном режиме - в наших Лаборатории больших данных и прогнозной аналитики и в Лаборатории Индустрии 4.0. Лабораторный характер работы предполагает реализацию небольших улучшений тех или иных производственных участков с помощью IT-технологий. Это позволит, допустим, лучше прогнозировать качество нашей продукции, снижать в том числе дефекты, лучше загружать оборудование.

- Продукты каких вендоров ОМК использует, чтобы переводить предприятие в цифровой режим?
- Мы не концентрируемся на одном или двух вендорах, а делаем конкурентный отбор технологий под наши конкретные задачи. В этом ОМК ничем не отличается от других предприятий. То есть мы даем всему рынку возможность поучаствовать в реализации наших проектов: пишем техническое задание и объявляем открытые тендеры по выбору поставщиков технологических решений. Побеждает, как правило, сильнейшая компания либо узкий специалист, который лучше других разбирается в той или иной области.

Если говорить о вендорах, то ОМК обширно использует решения компаний SAP, IBM, "1С". Вся десятка основных вендоров как ПО, так и аппаратной части у нас представлена широчайшим образом.

- С Ваших слов уже поняла, что Вы используете в практике термин "Индустрия 4.0"? Расскажите, как Вы видите его преломление к бизнесу ОМК?
- Конечно, мы используем такой термин - "Индустрия 4.0". До настоящего времени этот термин мы применяли в отношении проектов технологического характера, связанных с областями технического обслуживания и ремонта оборудования, где активно применяются мобильные устройства, RFID-метки, передающие информацию об оборудовании и фиксирующие технический обход. У нас идет ряд проектов по машинному зрению и распознаванию номеров труб и машин.

Теперь в ОМК сформировалась идеология работы Лаборатории Индустрии 4.0. В ней применение подобных решений на основе технологий Индустрии 4.0 будет отрабатываться совместно с бизнесом. Нас интересует вопрос в эффективном применении такого инструментария - будь то задача в области технического обслуживания и ремонта оборудования, в области качества продукции, возможно, охраны труда.

- Применяет ли ОМК технологии Интернета вещей (IoT)?
- Мы применяем их для технического обслуживания и ремонта оборудования. IoT-проекты всегда будут связаны cо сбором данных. У нас естьпроект "Мобильное ТОРО", который функционирует на производстве и касается сбора информации о работе оборудования. Там применяются технологии IoT.

- Видит ли ОМК необходимость принятия в России национального стандарта Интернета вещей?
- В России по факту национального стандарта нет, но мы-то технологию уже используем. Стандарт - это некие общие регламентирующие правила для того, чтобы всем было проще, быстрее и дешевле реализовывать проекты в сфере IoT. Появится унифицированный глоссарий, выровненное информационное поле и некая единая энциклопедия терминов и понятий IoT - единообразные определения Интернета вещей, датчика, промышленного Интернета. Это позволит и нам, и производителям оборудования и ПО одинаково понимать, о чем идет речь. Без этого иногда происходит путаница и недопонимание. Это приводит к лишним издержкам.

Мы используем разные стандарты IoT. Мы применяем те технологии, которые мы покупаем вместе с оборудованием.

- Какие еще современные технологические тренды - облака, искусственный интеллект, дроны, виртуальная и дополненная реальность и др. Вы уже используете в своем бизнесе? Какую ценность Вы от них ожидаете?
- ОМК применяет облачные решения двух видов. Мы пользуемся SAP Success Factors - решение для управления персоналом, причем в ОМК к нему подключено около 3 тыс. пользователей. Это полностью облачное решение, которое располагается в российском центре обработки данных. Кроме того, мы пользуемся иными облачными решениями в области решения повседневных задач: юридические системы, системы перевода и другие. Помимо этого, у ОМК есть свои хранилища, они находятся в наших ЦОДах.

Что касается искусственного интеллекта, то эта технология помогла нам развивать единый ServiceDesk. У нас есть система ИИ - Гога, наша совместная разработка с небольшим стартапом. Эта система позволяет классифицировать входящие обращения и делает это уже лучше, чем человек. Скоро появится чат-бот Гоша. Эта система набирает реальные обороты, потому что количество обращений на единый ServiceDesk ОМК растет. ServiceDesk получает уже более 50 тыс. обращений пользователей в месяц, они поступают по различным каналам - телефон, интернет, портал. Пока Гога разбирает только электронную почту. В ближайшее время Гоша начнет общаться с пользователями, уточняя задачу и направляя тот или иной "тикет" по соответствующим каналам дерева решений.

Дроны мы пока не используем. Но в Лаборатории Индустрии 4.0 у нас есть несколько пилотных кейсов. В следующем году мы попробуем применять технологии дронной съемки складов, зданий и сооружений. Это позволит, например, понять объем склада, его параметры и геометрию, или, допустим, вычислить объем насыпного склада. Кроме того, дронная съемка позволит обследовать здания и сооружения на предмет утечки тепла, это может повысить энергоэффективность.

VR мы не используем. Пока мы не нашли эффективного применения этим решениям, так чтобы их стоимость окупалась выгодой от их применения. Кроме того, в части VR есть некоторые ограничения по охране труда и промышленной безопасности.

- На Ваш взгляд, каких технологий сегодня не хватает производителям металлопродукции в России и ОМК в частности?
- Не думаю, что не хватает технологий. Может не хватать, с одной стороны, ресурсов, потому что технологии стоят денег, а отдача может быть не сразу очевидна. Поэтому ОМК использует самые эффективные решения при ограниченном количестве денег.

С другой стороны, не хватает каких-то аппаратных вещей, например, сетей промышленного интернета. Техническая инфраструктура ИТ и связи, особенно на предприятиях с долгой историей, модернизируется постепенно.

- В целом, в ОМК все дивизионы и все подразделения бизнеса поддерживают курс на цифровизацию?
- Мы не идем по цифровизации поголовно. Мы идем к внедрению тех IT-решений и инструментов, которые нам позволят решить ту или иную проблему бизнеса. Поэтому и бизнес заинтересован в ее решении через IT-инструменты. Мы против навязывания IT ради IT. Информационные технологии - это инструментарий в руках будь то службы ремонта, будь то службы управления качеством, и за ним стоит просчет экономической эффективности.

- По Вашим оценкам, насколько цифровая трансформация затронула производство металлопродукции в России? Как в дальнейшем будет развиваться этот процесс? Насколько отрасль готова к изменениям и внедрению нового?
- Сегодня IT - это важнейшая составляющая любого бизнеса тяжелой промышленности. Мы пытаемся через IT оптимизировать и улучшить работу предприятий. Но это инструментарий, который кардинально не меняет деятельность отрасли - в отличие, например, от банков, страховых организаций, валютных бирж, инвестфондов. Там повсеместная цифровизация, по сути, изменила модель бизнеса: появились банки "без банка" или страховые компании на ИТ-платформе. Но до появления трубы без металлургического завода нам еще далеко!
Источник:comnews.ru