Есть ли свет в конце трубы?

За 15 лет деятельности НП «Русская Сталь» стало основной профессиональной организацией в отечественной металлургии, объединяющей крупнейших производителей металлургической продукции в России. Компании, входящие в партнерство, производят 98% российского чугуна и около 90% стали и российского проката, порядка 60% труб, а также значительную долю сырья для металлургической промышленности.

Трубопрокатная промышленность является одним из ведущих потребителей стали в мире. В последние годы в производстве сварных и бесшовных труб используется около 10% выплавляемого на планете металла. По подсчетам НП «Русская Сталь», в 2001—2015 гг. в России произвели нарастающим итогом свыше 78 млн. т труб. Большая часть из них использована на внутреннем рынке. Для полноты картины в этой публикации, посвященной истории развития трубной отрасли, сегодняшним проблемам и дальнейшим перспективам, коснемся и мирового рынка трубной продукции.

До 2014 г. трубная отрасль развивалась высокими темпами благодаря стремительному росту в Китае и стабильно расширяющемуся спросу со стороны нефтегазовой отрасли. Однако в прошлом году производство и потребление труб во многих странах мира пошли на спад. Чего же ждать российским и мировым производителям данной продукции в ближайшие месяцы?

Слагаемые мирового рынка

Мировая трубопрокатная отрасль достигла пика в 2014 г., когда, по данным InternationalTubeAssociation (ITA), в мире было произведено около 166 млн. т стальных труб. В первые три квартала 2015 г. выпущено 123,4 млн. т труб — на 0,6% меньше, чем годом ранее. При этом резко упало производство бесшовных труб — на 15,8% по сравнению с первыми тремя кварталами 2014 г., до 30,5 млн. т, в то время как сварных изготовлено на 5,7% больше — 93 млн. т. Согласно оценкам российского Фонда развития трубной промышленности (ФРТП), в IV квартале 2015 г. отставание от прошлогоднего графика усилилось, так что производство в 2015 г. уменьшилось приблизительно на 3,5% по сравнению с предыдущим годом — до 159-160 млн. т.

Говоря о мировом рынке труб, следует иметь в виду в первую очередь Китай. На его долю в январе—сентябре 2015 г. приходилось более 57% мирового выпуска стальных труб, а в секторе бесшовной продукции — 67%. Именно китайская трубопрокатная отрасль в прошлом году фактически вытянула на себе мировое производство. По данным ITA за три квартала, выпуск труб в Китае увеличился на 8,5% по сравнению с АППГ — до 70,8 млн. т, в то время как в странах остального мира снизился на 10,6% — до 52,6 млн. т. Таким образом, можно предположить, что в прошлом году китайские компании выдали более 90 млн. т трубной продукции, а предприятия из других стран — менее 70 млн. т.

В китайской трубной отрасли наблюдается огромный избыток производственных мощностей. По некоторым оценкам, они превышают 180 млн. т в год — это больше, чем требуется всему миру. В последние годы примерно две трети выпуска приходилось на сварные трубы, но в 2015 г. их доля возросла немногим более чем до 70% из-за спада в бесшовном секторе. Большая часть китайских труб потребляется внутри страны. В прошлом году китайские компании отправили за рубеж рекордные 9,98 млн. т данной продукции, что, правда, всего на 6,3% превышает показатель 2014 г. Это при том, что в 2015 г. Китай экспортировал 112,4 млн. т стальной продукции, превысив уровень годичной давности почти на 20%. Внешние поставки сварных труб, впрочем, увеличились на 16,5% по сравнению с 2014 г. — до 4,74 млн. т, а вот экспорт бесшовных упал на 14,4% — до 4,55 млн. т. Свыше 80 млн. т трубной продукции (это чуть больше половины общемирового показателя) использовано в самом Китае.

Судя по всему, в 2016 г. темпы роста китайской трубной отрасли несколько снизятся — прежде всего из-за неблагоприятной внешней конъюнктуры. Значительная часть китайского экспорта представлена нефтегазовыми трубами, спрос на которые упал из-за сокращения капиталовложений в нефтегазодобывающую отрасль в мировом масштабе. Кроме того, против китайской трубной продукции в ряде стран мира начаты антидемпинговые и компенсационные расследования, а в некоторых случаях они уже завершились введением высоких пошлин. Очевидно, в текущем году китайские компании могут уменьшить внешние отгрузки — впервые как минимум с 2009 г.

На внутреннем рынке КНР ситуация выглядит более противоречивой. Более двух третей потребления трубной продукции в Китае приходится на сварные круглые и профильные трубы малого и среднего диаметра (до 406 мм). Они используются в основном в строительстве, машиностроении, производстве потребительских товаров. На промышленные отрасли, включая электроэнергетику, приходится и большая часть спроса на бесшовные трубы. В прошлом году использование бесшовной продукции на китайском рынке падало, в частности, из-за сокращения инвестиций в энергетику и снижения производства индустриальной продукции, тогда как спрос на малые и средние сварные трубы прибавил не менее 15—17%.

В марте текущего года китайское правительство анонсировало новую программу стимулирования экономики за счет капиталовложений в строительство и инфраструктуру, а также ускоренного развития высокотехнологичных отраслей. Это может дать новый толчок внутреннему рынку труб и компенсировать китайским производителям потери от сужения экспорта. Поэтому можно предположить, что в 2016 г. доминирование Китая в мировой трубопрокатной отрасли только усилится.

Вторым по величине региональным рынком труб традиционно считались США, занимающие первое место в мире по объему импорта данной продукции. В 2014 г. он достиг рекордного уровня. Тогда в страну, по данным национальной таможенной службы, поступило 8 млн. т труб всех типов, а свыше 12,5 млн. т было произведено внутри страны. Однако в прошлом году американский рынок просто обвалился. Национальный выпуск этой продукции упал более чем на 20%, импорт — на 19%. Все основные производители оказались вынуждены сократить выпуск, а несколько заводов и вовсе закрылись.

Американские специалисты больше всего сетовали на падение спроса в нефтегазодобывающей промышленности. По оценкам PrestonPublishingCompany, он сократился примерно до 3,8 млн. т (в 2014 г. спрос составлял 7,2 млн. т). Но спад произошел и в других сферах потребления, в частности, в машиностроении и строительстве. Политика сильного доллара, которую американские власти проводят с осени 2014 г., снизила конкурентоспособность местных компаний на мировом рынке, а значительная задолженность корпораций и борьба Белого дома с бюджетным дефицитом способствовали сокращению частных и государственных капиталовложений.

По всем признакам, потребление нефтегазовых труб в США будет уменьшаться и в текущем году. К такому мнению, очевидно, пришла корпорация U.S. Steel, которая во второй половине марта объявила о закрытии двух трубных предприятий — LoneStar в штате Техас и Fairfield в штате Алабама. Ранее она приостановила работу третьего завода — Lorrain в штате Огайо.

В других отраслях ситуация чуть лучше. В целом американская статистика в последние месяцы сообщает о росте занятости и о других положительных тенденциях, однако темпы экономического роста снижаются, производство машиностроительной продукции сокращается, а задолженность компаний растет. Это обещает американцам достаточно непростой год, а американскому рынку труб — продолжение спада.

Резкое ухудшение конъюнктуры в США ударило по тем странам, где трубопрокатная отрасль имеет преимущественно экспортную направленность. Так, в Корее выпуск труб сократился на 23,1% по сравнению с 2014 г. — до 4,93 млн. т. Основной причиной провала местные специалисты называли более чем 50%-ное снижение поставок в США, где в прошлом году ввели антидемпинговые пошлины на ряд видов корейских труб. По той же причине были вынуждены уменьшить экспорт трубной продукции турецкие и индийские компании.

В прошлом году производство труб снижалось также в большинстве европейских стран. При этом в самом сложном положении оказались компании, ориентирующиеся прежде всего на экспорт нефтегазовых труб — до недавнего времени самой востребованной продукции. Так, например, во французской группе Vallourec, одном из ведущих мировых производителей бесшовных труб для нефтегазовой отрасли, уже в 2014 г. выпуск снизился на 25%, а в 2015 г. ее доходы уменьшились еще более чем на 39%. В начале этого года корпорации пришлось обратиться к акционерам с просьбой предоставить €1 млрд. дополнительного капитала. При этом компания планирует закрыть в 2016—2017 гг. несколько производственных линий в Европе и сконцентрировать выплавку стали в Бразилии на одном из своих предприятий, ликвидируя плавильный передел на другом предприятии.

По оценкам экспертов, основной шок от сокращения рынков сбыта за пределами Китая мировая трубная отрасль испытала в 2015 г., но и перспективы на текущий год не слишком утешительны. Более 40% глобального потребления стальных труб приходится на нефтегазовую отрасль, где улучшения пока не наблюдается. По данным компании BakerHughes, количество буровых установок, действующих в мире (без учета СНГ и Китая), сократилось в марте 2016 г. до 1551 с 3659 в рекордном сентябре 2014 г., то есть на 57,7%. В США этот показатель и вовсе упал более чем в 4 раза. Причем дно в данном секторе еще не достигнуто. В текущем году в мировой нефтегазодобывающей отрасли в лучшем случае произойдет стабилизация капиталовложений на низком уровне, в худшем — спад продолжится и в первой половине 2017 г.

На трубопроводные трубы ожидается более устойчивый спрос. В прошлом году трубы большого диаметра, используемые при строительстве магистральных нефте- и газопроводов, во многих странах были наиболее динамичным сегментом рынка. В России запустили либо анонсировали новые проекты, заключили контракты на поставку труб для газопровода TANAP, по которому планируется качать азербайджанский газ в Италию, весьма активный спрос на ТБД наблюдался в странах Северной Америки.

В текущем году потребление труб большого диаметра должно немного сократиться в США и Канаде, где уже завершены некоторые крупные проекты, но в общемировом масштабе ожидается продолжение роста. В начале текущего года крупный заказ на трубы разместила алжирская компания Sonatrach. После снятия международных санкций должен значительно расшириться спрос на такую продукцию в Иране. В России постепенно продвигается проект «Северный поток — 2», а Индия и Пакистан рассчитывают на поступление на местные рынки иранского или среднеазиатского газа.

Еще один крупный потребитель труб — строительная отрасль — далек от благополучия. Ее обороты постепенно увеличиваются в Китае, новые инвестиции в промышленность и инфраструктуру ожидаются в Индии и ряде стран Юго-Восточной Азии, но на Ближнем Востоке инвестиции в строительство в этом году значительно упали, а в США, Европе, России в данном секторе прогнозируется стагнация или незначительный рост. Впрочем, благодаря Китаю общий баланс на рынке труб строительного назначения должен оказаться плюсовым.

В машиностроении лидером в прошлом году выступала автомобильная отрасль, где потребление труб и так имеет тенденцию к расширению. Пока что выпуск пассажирских машин растет в западных странах, но в его основе лежат такие ненадежные факторы, как доступность и дешевизна автокредитов в Европе и США, а также снижение цен производителями, многие из которых работают фактически себе в убыток. Как полагают ряд специалистов, во второй половине текущего года мировое автомобилестроение пойдет на спад.

Важным потребителем труб является электроэнергетика. Здесь в последние годы происходит перенос инвестиционной активности в страны Азии. Китай, правда, объявил мораторий на строительство угольных ТЭС в половине провинций, где имеются избыточные мощности, но в соседней Индии реализуется несколько десятков подобных проектов.

Планы возведения новых электростанций разрабатываются в Пакистане, во Вьетнаме, в Индонезии, Египте, в других развивающихся странах. Китай и Индия усиленно развивают атомную энергетику. В то же время в США и Европе большая часть вводимых в строй генерирующих мощностей приходится на ветряные и солнечные установки с небольшой (в Евросоюзе) или значительной (в США) долей газовых энергоблоков.

Таким образом, можно предположить, что в 2016 г. в мире продолжится снижение спроса на трубы нефтегазового сортамента, что в наибольшей степени затронет североамериканский и европейский рынки. Вследствие этого, очевидно, снова сократится производство бесшовных труб, хотя темпы спада значительно уменьшатся по сравнению с прошлым годом. Что касается сектора сварных труб, то их производство будет расти в Китае, а в других странах оно стабилизируется или немного снизится. В итоге, если не подведут китайцы, глобальное производство трубной продукции несколько увеличится по сравнению с 2015 г.

Российская сумма

По данным ФРТП, в 2015 г. российское производство стальных труб прибавило около 2% по сравнению с предыдущим годом и установило очередной постсоветский рекорд — свыше 11,5 млн. т. Потребление возросло также примерно на 2% — порядка до 10,9 млн. т, хотя этот положительный результат достигнут исключительно благодаря трубам большого диаметра, выпуск которых увеличился более чем на 30% — примерно до 3,35 млн. т.

В то же время производство прочих труб нефтегазового сортамента незначительно уменьшилось — приблизительно до 3 млн. т, выпуск сварных труб для строительства и сферы ЖКХ упал почти на 10% — до 4,4 млн. т, машиностроительных труб — более чем на 11%, менее чем до 0,15 млн. т. Причем итог мог бы оказаться еще плачевнее, если бы не падение импорта на 45% по сравнению с 2014 г. — примерно до 350 тыс. т.

Вообще, российская трубопрокатная промышленность в последние 15 лет — один из наиболее впечатляющих примеров экономического возрождения. После прохождения крайней точки спада в 1998 г., когда в стране было произведено менее 3 млн. т труб, отрасль совершила резкий подъем. Только в 2002—2011 гг. в трубопрокатные предприятия инвестировали свыше $11 млрд, что позволило российским компаниям освоить выпуск широкого сортамента сварных и бесшовных труб и выйти на уровень мировых стандартов.

Как отмечает ФРТП, сегодня отечественные производители труб способны удовлетворить практически любую потребность в высокотехнологичной продукции для нефтяной и газовой промышленности, атомной энергетики и специального машиностроения. Причем если в начале века российские предприятия выпускали в основном дешевую низкокачественную продукцию общего назначения, а немногие действующие линии по выпуску нефтегазовых и машиностроительных труб, как правило, представляли собой наследство, доставшееся от советских времен, то теперь значительная доля сортамента ведущих заводов — это премиальная продукция, которая ранее в России вообще не выпускалась либо производилась в недостаточных объемах. Крупнейшие предприятия отрасли консолидировались в четыре основные компании: ТМК, ОМК, ЧТПЗ и Северсталь (Ижорский трубный завод), которые входят в число лидеров мирового рынка. Трубная Металлургическая Компания является ведущим производителем труб в мире.

В 2014 г. на ее предприятиях в России и за рубежом выпущено около 4,4 млн. т.

Лидеры российской трубопрокатной отрасли ориентируются в первую очередь на поставки для нефтегазового сектора, который находился на подъеме с 2003—2004 гг., когда в мире начался длительный рост цен на нефть и газ, а в отечественную отрасль пошли инвестиции. Средства направлялись как в добычу энергоносителей, так и в строительство новых нефте- и газопроводов. С начала прошлого десятилетия и по 2014 г. выпуск нефтегазовых труб в России увеличился более чем в 3,5 раза, что позволило значительно снизить долю импорта. Фактически с нуля создана целая отрасль по производству труб большого диаметра для магистральных трубопроводов. Причем это не только количественный, но и качественный рост. В настоящее время лишь в отдельных нишах российские нефтяники и газовики зависят от импорта. Прежде всего это направления, связанные с подводной добычей и транспортировкой нефти и газа.

Впрочем, значительная часть прироста в российской трубной отрасли пришлась на малые и средние предприятия, установившие у себя станы, рассчитанные на выпуск нескольких тысяч тонн труб в месяц. Как правило, на них изготавливались сварные круглые и профильные трубы, применяющиеся главным образом в строительной сфере. Эта продукция традиционно была востребованной, спрос на нее постоянно увеличивался, а ориентация на сравнительно небольшие локальные рынки оказалась скорее преимуществом, чем недостатком.

В прошлом году количество российских компаний, располагающих линиями по производству труб, приблизилось к сотне, а то и превысило эту отметку, а их совокупная мощность оценивается примерно в 22 млн. т в год, что, конечно, не очень хорошо, так как приводит к значительной недозагрузке, тем более что в прошедшем году отрасли пришлось непросто.

В наилучшем положении оказались поставщики труб для нефтегазового комплекса. В частности, ТМК в 2015 г. увеличила производство в России на 5% по сравнению с прошлым годом, тогда как на американских предприятиях выпуск сократился. Из предприятий ОМК выдающийся результат показал Выксунский металлургический завод, выпустивший 2,2 млн. т труб (в том числе 1,3 млн. т труб большого диаметра) — на 22% больше, чем в предыдущем году. Ижорский трубный завод реализовал в 2015 г. около 550 тыс. т продукции — на 36% больше, чем в 2014 г.

В нефтегазовом секторе в 2015 г. завершилась реализация ряда достаточно крупных проектов. Так, вступил в строй Загорский Трубный Завод, где ежегодно может выпускаться до 500 тыс. т труб большого диаметра. Завод Газпромтрубинвест запустил в ноябре цех по производству обсадных, нефтегазопроводных, а также профильных труб крупного сечения (от 140 мм). Звание лауреата на конкурсе «Главное событие 2015 года в металлургии России», проведенном в рамках Международной промышленной выставки «Металл-Экспо'2015», получил завод Этерно (Челябинск) — совместный проект ЧТПЗ и Роснано, представляющий собой предприятие по выпуску соединительных деталей трубопроводов с использованием наноструктурированных материалов.

Лидеры российской трубопрокатной отрасли ориентируются в первую очередь на поставки для нефтегазового сектора, который находился на подъеме с 2003—2004 гг., когда в мире начался длительный рост цен на нефть и газ, а в отечественную отрасль пошли инвестиции.

Безусловным лидером российского рынка в прошлом году стали трубы большого диаметра, потребление которых возросло примерно на 30% по сравнению с 2014 г. благодаря запуску новых трубопроводных проектов. Правда, один из них — «Южный поток», ставший потом «Турецким», так и не был запущен из-за противодействия Европейской комиссии, а затем из-за обострения отношений с Турцией, но зато готовится к вводу в эксплуатацию «Северный поток — 2», для которого потребуется 2,2 млн. т труб. В марте 2016 г. Газпром уже провел тендеры на поставку ТБД для обеих ниток трубопровода, благодаря чему ведущие российские производители получили новые крупные заказы. Судя по всему, в текущем году спрос на ТБД в России окажется примерно на прошлогоднем уровне.

Достаточно стабильно работают и другие сегменты российского рынка нефтегазовых труб. Так, производство бесшовной продукции в прошлом году прибавило порядка 2% благодаря устойчивому спросу со стороны нефтяников и газовиков и почти двукратному сокращению импорта. Этим отечественные компании компенсировали уменьшение экспорта бесшовных труб примерно на 30% по сравнению с 2014 г. и падение заказов со стороны машиностроительной отрасли, строителей и других потребителей, не относящихся к нефтегазовой сфере.

По данным трейдеров, в I полугодии 2015 г. видимый спрос на нефтегазовые трубы снижался — очевидно, из-за шокового падения мировых цен на нефть и уменьшения инвестиционных бюджетов компаний. Однако во II полугодии заказы восстановились, а в конце прошлого года Россия и вовсе установила постсоветский рекорд по объемам добычи нефти.

В текущем году российские нефтяники и газовики намерены сохранить добычу приблизительно на прошлогоднем уровне. Существенного спада капиталовложений тоже не предвидится. Поэтому спрос на трубы, относящиеся к данному сегменту, вряд ли будет существенно отличаться от прошлогоднего. Возможно, российские компании снова увеличат долю внутреннего рынка, но, очевидно, опять столкнутся с сокращением экспорта. В итоге должен получиться практически нулевой рост производства.

За пределами нефтегазового сектора обстановка представляется гораздо менее оптимистичной. В прошлом году в России резко упал спрос на трубы практически во всех отраслях, не относящихся к добыче и транспортировке углеводородного сырья. Сократились масштабы коммерческого и инфраструктурного строительства, где трубы достаточно широко применяются при изготовлении металлоконструкций. Ухудшилось финансирование проектов в сфере ЖКХ, включая обновление коммунальной инфраструктуры. Значительно снизился выпуск автомобилей и другой машиностроительной продукции, где тоже используются трубы.

В результате конечное потребление сварных труб общего назначения, водогазопроводных, профильных труб сократилось почти на 20% по сравнению с предыдущим годом. Объем производства, правда, упал в меньшей степени благодаря увеличению на треть экспорта и сокращению импорта, но практически всем предприятиям, выпускающим данные виды продукции, в конце прошлого года пришлось существенно снизить загрузку мощностей. Цены на сварные трубы в основном повторяли колебания цен на рынке горячекатаного проката, но маржа трубников в целом имела тенденцию к сужению.

В первые месяцы 2016 г. производители труб, не относящихся к нефтегазовому сортаменту, также были вынуждены проводить ограничительную политику. Видимый спрос сокращался из-за неблагоприятных тенденций в экономике и спада в строительной отрасли.

Правда, во второй половине марта и на рынке сварных труб начался подъем, в немалой степени, впрочем, вызванный подорожанием штрипса. Однако оживление в этом секторе обусловлено и вполне объективными причинами. В связи с некоторым повышением мировых цен на нефть, стабилизацией рубля и снижением инфляции обстановка в российской экономике выглядит лучше, чем зимой. Благодаря продлению до конца текущего года программы субсидирования ипотеки весомую поддержку получило жилищное строительство. Приближение выборов позволяет надеяться на улучшение финансирования проектов в сфере ЖКХ. Спад в коммерческом, промышленном и инфраструктурном строительстве, пожалуй, переходит в стабилизацию, правда, на более низком уровне. Определенно нащупывает дно и российское машиностроение.

В зависимости от того, что произойдет в мировой и российской экономике в ближайшие месяцы, можно предположить, что в текущем году потребление труб в строительстве окажется на прошлогоднем уровне либо незначительно снизится. Какой-либо рост маловероятен, но может произойти в случае проявления особо благоприятных факторов. В машиностроительной отрасли дальнейшего сокращения спроса на трубную продукцию, скорее всего, избежать не удастся, но в целом спад должен быть меньшим, чем в 2015 г.

Таким образом, если суммировать все сегменты рынка, то по итогам 2016 г. мы получаем слабо отрицательный баланс на российском рынке труб и близкий к нулевому — в объемах производства. Резких скачков, как в прошлом году с ТБД, по-видимому, не произойдет, но не ожидается и значительных спадов.

Говоря о мировом рынке труб, следует иметь в виду в первую очередь Китай. На его долю в январе—сентябре 2015 г.

Приходилось более 57% мирового выпуска стальных труб, а в секторе бесшовной продукции — 67%. Именно китайская трубопрокатная отрасль в прошлом году фактически вытянула на себе мировое производство.

Вторым по величине региональным рынком труб традиционно считались США, занимающие первое место в мире по объему импорта данной продукции.

В прошлом году трубы большого диаметра, используемые при строительстве магистральных нефте - и газопроводов, во многих странах были наиболее динамичным сегментом рынка.

Виктор ТАРНАВСКИЙ


Источник: Журнал «Металлоснабжение и сбыт»
Яндекс.Метрика